Депрессия и секс

Психика человека — явление сложное и противоречивое. С одной стороны — это сила, способная свернуть горы, а с другой — достаточно произойти малейшему сбою, как человек сам готов поставить на себе крест, а общество в этом непременно поможет. Часто сложность эта выражается в том, что больные получают диагноз исключительно по ряду внешних признаков. К примеру, приходит человек к психотерапевту и рассказывает о том, что ему плохо, больно одиноко, тоскливо. Первая мысль, которая придёт в голову, — это мысль про депрессию. Тестируем человека по шкале Занга и опроснику большой депрессии и получаем положительный результат. Он начинает принимать антидепрессанты и лечение в рамках когнитивной терапии. Всё очень хорошо и даже никаких побочных эффектов нет. Только, вот незадача, никакого улучшения не наступает. Прошло состояние тревоги на пару недель, а потом вернулось. И только более углубленное изучение ситуации покажет, что депрессия у него является только одной из форм выражения страдания, а в основе лежит обсессивно-компульсивное расстройство. Свои главные проблемы человек скрыл, а выявить их какими-то хитростями подчас не то, чтобы сложно, но невозможно вовсе.

Отсюда необходимо сделать вывод — не пытайтесь что-то скрывать от психотерапевта и самих себя. Если лечение началось, то оно должно строиться на доверии. Ещё Гиппократ говорил, что обсессивно-компульсивные расстройства — это «страхи и уныние, существующие продолжительное время». Но невозможно излечить уныние и при этом махнуть рукой на страхи. Состояние человека с ОКР веселым назвать трудно. Внешне всё может быть таким же, как и при 80% депрессий, а внутрь против воли человека попасть не получится. А там такое…

В основе депрессии может быть обсессивно-компульсивное расстройство

Про разницу между извращенцами и паникёрами

Итак, что такое ОКР? Это психическое расстройство, которое выражается в появлении навязчивых мыслей. Очень ярко его иллюстрируют сексуальные навязчивости. Если вы не имеете познаний в психиатрии, то никогда не догадаетесь, о чём пойдёт речь. Все мы знаем про существование маньяков, насильников и педофилов. Знаем ещё и о том, что есть такие люди — геи. Последние вступают в сексуальный контакт с представителями своего пола, а первые — просто попадаются на сексуальной агрессии или совращении малолетних. Бывают ещё и так называемые сексуальные перверсии, к примеру, БДСМ. На вполне добровольных началах мужчины и женщины превращаются в рабов и господ. В данном контексте нам не важно даже, что хорошо, а что плохо. Мы отмечаем, что все названные категории, так или иначе, сексом занимаются. Они — реалы!

При ОКР картина совсем другая. Сексуальные обсессии связаны с тем, что люди боятся того, что они совершат какие-то сексуальные действия. Это могут быть страхи секса с начальником или священником, полицейским или ребёнком. Риторическая схема примерно такая. В голове появляется мысль «а вдруг я совершу половой акт с учительницей моего сына». Гомосексуализм здесь превращается в формулу «а вдруг я гей и сейчас начну приставать к этому парню». Если ОКР имеет сильную фазу, а случай клинический, то больной может бояться того, что он уже совершил такой акт, но стресс якобы стёр память.

Сексуальные обсессии связаны с тем, что люди боятся того, что они совершат какие-то сексуальные действия

Если педофилу задать вопрос о том, совершил ли бы он сексуальный акт с ребёнком, если бы имел полную гарантию неприкосновенности после него, то тот ответит:

  • Да!

Если такой же вопрос задать человеку с расстройством рассматриваемого вида, то ответ будет:

  • Нет! Или:
  • Не знаю…

Последнее из-за того, что обсессивно-компульсивное расстройство затуманило его сознание. Он ничего такого не совершал и не совершит никогда, но он боится того, что когда-то это сделал или сделает так сильно, что не уверен в себе.

Совершенно необязательно, чтобы сексуальные фобии имели такой криминальный уклон. Ими могут быть и мысли, которые балансируют на грани страха и псевдоанализа. К примеру, парень и девушка любят друг друга. Всё у них отлично, но вдруг её посещает мысль о том, что она не уверена в том, что делает всё то, что нужно или о том, что она сама не понимает, что она сейчас чувствует. Начинается психологическая «возгонка», и она, никому и никогда в том не признавшись, вдруг начинает думать о том, что на деле она предпочла бы сексуальный контакт с девушкой. В результате депрессия и секс становятся неразрывными и со своим парнем она счастья не испытывает.

Всё очень сложно, всё ещё сложней…

В данном случае сексуальный невроз при ОКР подаётся в намеренно упрощённом виде. На самом деле комплекс может быть очень сложным. Так, некоторые больные боятся того, что рано или поздно им придётся совершить то, что диктуют навязчивые мысли. Фобия развивается уже не по отношению к самому нежелательному акту, а по отношению к тому, что его якобы придётся совершить, чтобы навязчивые мысли не свели с ума.

Стоит увидеть:  Постшизофреническая депрессия

Одним из примеров является мифическая сексуальная эксплуатация клиента в психотерапии. Вполне возможно, что какой-то психиатр когда-то какую-то пациентку и использовал. Только, если взять все случаи насилия на планете, то нужно бояться всех:

  • солдат;
  • таксистов;
  • пожарников;
  • учителей;
  • студентов;
  • преподавателей ВУЗ-ов
  • и особенно — сантехников.

Не думайте, что страдающие ОКР мужчины и женщины так просты, что боятся психиатров.

Нет — они боятся другого. Дама может бояться того, что навязчивые мысли сведут её с ума, от этого она попадёт в психушку, а там её напичкают медикаментами, превратят в «овощ», а уж потом будут глумиться. При этом сам секс с психотерапевтом особого страха и не вызывает. В глубине души живёт страх безумия, а на его фоне разворачиваются более мелкие страхи.

В глубине души живёт страх безумия, а на его фоне разворачиваются мелкие страхи

Тема секса взята в основном из-за того, что с её помощью проще показать сущность этого расстройства. С таким же успехом больной может бояться того, что к нему на руки попала инфекция. Он кидается к умывальнику и спешит смыть всю грязь и всех микробов. На вопрос о том, что его так испугало — он очень уж внятно ничего не ответит. Испугало чувство, а не микробы. И он сам прекрасно осознаёт, что это отклонение. Психоанализ мог бы показать, что мнимой инфекции на руках он боится только по той причине, что иначе пришлось бы бояться того, что к нему приходят навязчивые мысли. Самого факта их наличия, которое свидетельствует о психическом отклонении.

Не всё проявляется сразу…

Половой невроз далеко не всегда связан с проявлением всех симптомов ОКР. Преимущество может быть за навязчивыми мыслями, которые называют обсессиями, или за действиями, которые принято называть компульсиями. Выделение приоритетов тут совершенно условное. Больной может не делать для своего облегчения почти ничего. К примеру, в момент слишком большой активности навязчивых мыслей он растирает мочку уха. Изобретение его собственное. Когда-то случайно получилось, он поверил, что это помогает, а теперь растирание мочки в чём-то иногда напоминает нервный тик, но отделаться от привычки невозможно. Но может быть всё наоборот. Больной придумывает необходимость пересчитать все предметы вокруг себя или переставить книги на книжной полке в другой последовательности. Делается это не для защиты от других навязчивых мыслей, а само по себе является навязчивым комплексом.

В половой сфере проблемы возникают чаще всего из-за страха, что что-то негативное произойдёт или чего-то позитивное не случится. У каждого человека есть какой-то страх. Если мужчина в 45 лет боится, что у него не получится половой акт из-за того, что член не удастся эрегировать, то в этом нет ни невроза, ни ОКР. Все мужчины с возрастом за 45 лет этого опасаются по вполне объяснимым причинам. Невроз это другое… Это когда он думает, что она не удовлетворится, или что ей безразличен контакт с ним, а чтобы убедиться в том, что она удовлетворится, и он её не безразличен, просит ей позволить ему сделать что-то странное или заставляет её это сделать. И речь не про какую-то форму секса или эротический костюм.

Разумеется, в сексе каждая пара сама решает, что им делать в спальне. Правил нет… Проблема же в том, что ни удовольствия, ни радости компульсии не приносят. Депрессия после секса в таком случае является подтверждением наличия психических проблем.

Жизнь без секса

ОКР может быть и причиной того, что источником страданий станет фобия секса. Не в качестве кульминации, а с самого начала. Это не говорит, что у человека нет сексуального влечения. Оно есть, но навязчивые мысли создают условия отрицания самой возможности сексуального контакта. Вербальная форма выражения расстройства может быть любой. Больной может говорить о ненадёжности презервативов и о том, что во рту могут находиться микробы. Более того, часто навязчивые мысли не имеют связи с реальностью даже тогда, когда кажется, что у больного на самом деле есть какие-то весомые причины.

Причиной ОКР может быть фобия секса

Пожилой «насильник» в пионерском лагере

Так, женщина 35 лет рассказывала о том, что в детстве она стала жертвой насилия со стороны мужчины. Казалось бы, что у пациентки андрофобия, спровоцированная вполне явным фактом, и всё лежит на поверхности. Однако более детальное изучение ситуации показало, что это ложь. Сначала она призналась в том, что насилия всё же не было, а некто просто приподнял её юбку. Позже уже и в том, что он не приподнимал ничего. Это уже стал пожилой рабочий пионерского лагеря, который резко открыл дверь и вошёл в комнату, где она спала вместе с другими девочками. Сделал же он это по той причине, что пришёл чинить кран, а на малышей даже не смотрел. Это не повод, не травма, которая получена в детстве. Мы имеем дело с её попыткой оправдать поведение, которое формируют навязчивые мысли.

Стоит увидеть:  Почему с похмелья депрессия и тревога

Мифы вегето-сосудистой дистонии и собственная беспомощность неврологии в вопросах психотерапии

В таком случае психотерапия сексуальных расстройств не нужна. Хотя, к сожалению, в большинстве случаев больные попадают в неврологию или вообще всё кончается работой сексологов. Проблема же это исключительно психиатрическая и к сексуальному аппарату имеет отношение такое, какое к нему имеет отношение вообще всё в жизни человека. Если причина в обсессивно-компульсивном расстройстве, то работать с этим и нужно, а невролог сможет это сделать только в том случае, если является специалистом широкого профиля и может выступать ещё и в качестве психотерапевта. Сама по себе неврология беспомощна, когда дело касается психических проблем. К счастью, многие из них постепенно выходят из этой «епархии». Так, в конце 20-го столетия в отдельную форму были вынесены панические атаки. До этого они считались следствием ВСД и назывались эмоционально-вегетативными кризисами.

Всё чаще приходит понимание того, что сама вегето-сосудистая дистония заболевание гипотетическое. Так называют ситуации, которые связаны с очень большим числом признаков, но при этом явных физических болезней не обнаружено. Иногда это трактуется в виде нарушения равновесия в работе симпатической и парасимпатической нервной системы.

Думаете, что это «нарушение» находят посредством выявления каких-то размеров чего-либо, увеличения концентрации неких веществ? Нет. Вот по симптомам и выявляется нарушение. Логический замкнутый круг, масса предположений и никакой чёткой картины. Просто не могли медики когда-то честно сказать, что это абсурдный термин, которым названы все атипичные состояния сразу. Люди же искренне считают, что это конкретное заболевание и думают о том, что им есть, пить, возможен ли секс при ВСД… А само ВСД возможно ли, или это лишь способ написать какой-то диагноз, потому что иначе нельзя выписать никаких препаратов?

Вегето-сосудистая дистония — болезнь гипотетическая

Внимание! В МКБ-10 нет общего синдрома ВСД. Там описаны только соматоформные вегетативные дисфункции.

Избавление от ОКР

Лечение ОКР вполне реально. Отличный эффект даёт когнитивная терапия, помогают некоторые антидепрессанты. Хорошо зарекомендовал себя кломипрамин, который отличается универсальностью. Тревожное состояние от навязчивых мыслей уходит вне зависимости от того была ли ими спровоцирована депрессия и секс рассматривался только в негативном ключе, или у больного большее выражение имеют невроз или шизофрения. Вполне успешным может быть и применение антидепрессантов класса селективных ингибиторов обратного захвата серотонина. В некоторых случаях лечение целесообразно начинать с использования бензодиазепиновых транквилизаторов.

Что касается общей психотерапии, то нужно научить человека контролировать потребность в  компульсивных действиях и не обращать внимание на обсессивные мысли. Для этого он искусственно помещается в ситуации, когда они должны были бы возникнуть. К примеру, больного просят трогать ручки дверей, предлагают пожимать руки случайным встречным и подталкивают к возникновению мыслей о том, что на его руках теперь скопилась инфекция. При этом он получает инструкции о том, как не волноваться из-за этого.

Направить в «нужную сторону» абстрактные мысли больного ОКР нелегко

С абстрактными мыслями дело обстоит несколько сложнее. Однако, к счастью, ОКР страдают в основном образованные и интеллектуальные люди, способные под руководством специалистов освоить многие техники, включая медитации, которые ведут к возникновению внутреннего безмолвия.

Главное — не позволять ситуации брать верх, не списывать всё на ВСД и не пытаться отрицать наличие психологического отклонения. Оно является полностью излечимым, а любой процесс избавления от страха и дискомфорта даёт чувство удовлетворения.