Рекуррентная депрессия

Психогенная депрессия — это не совсем корректное название реактивного психического расстройства, которое имеет отношение в первую очередь к эмоциональной сфере. Название более говорит об устоявшемся в обществе отношении к психическим проблемам, чем о самой природе этого явления. Когда-то, до начала эпохи просвещения, все психические проблемы рассматривали в качестве имеющих отношение к душе в её религиозном понимании. Потом всё резко списали на нервную систему и биохимические процессы. Однако депрессия, которая связана с травмирующими факторами, выбивается из этого ряда, поскольку является отражением в сознании вполне объективных причин. Круг искусственно замкнули и получилось масло масленое в разрезе психопатологии: психогенное психическое расстройство.

Рекуррентная депрессия — расстройство, характеризующееся повторяющимися эпизодами депрессии различной степени

Душа существует и с этим приходится считаться

Успокойтесь, граждане, любая депрессия — психогенная. Если увеличить в организме концентрацию веществ, которые повысят чувство удовлетворения или удовольствия, то депрессия проходит, но потом снова возвращается. Создайте условия для того, чтобы человек смог удовлетворить свои потребности, даже фрустированные, как депрессия пройдёт без антидепрессантов. Вопрос в том, как это сделать. И ещё в том, что так называемые высшие потребности — являются духовными, а их удовлетворение вопрос, выходящий за рамки медицины в её стандартном понимании.

Самый частоупотребляемый термин на сегодня — это «когнитивная терапия». Про неё постоянно говорят в свете некоего качества жизни пациента. Чем она вообще-то занимается? Называя вещи своими именами — подменой. Она не учит людей жить лучше, а объясняет то, каким образом можно изменить отношение к той же самой жизни. Сидел страдалец при своих проблемах и был он очень грустным. Его попросили создать ассоциации, образы, которые позволили ему получать от того же удовольствие. Он вдруг осознал, что всё в этом мире не так уж и плохо. Угроза сокращения на работе, сварливая жена, сын двоечник и завистливые друзья перестали так сильно травмировать его душу. Терапия дала свои результаты.

Немного о школах психотерапии

Когда-то от этого попытались уйти и создать альтернативу. Вернее, две альтернативы — само так получилось, в силу естественного развития научной мысли. Таким образом мир узнал о гуманитарной и экзистенциальной психологии. Сейчас нас поджидает одно интересное уточнение. Гуманитарный и экзистенциальный подходы стали формой развития психоанализа. Почему про это не говорят? Потому что Абрахам Маслоу, считающийся отцом-основателем гуманитарной школы, так не считал. Он крутой учёный, конечно, но первый идеологию гуманизма предложил не он. Она витала в воздухе и озвучил её, пожалуй, Эрих Фромм. Он не получил большой популярности в США и Европе из-за своих откровенно левых политических убеждений. Так вышло, что гуманитарная психология почему-то стала противопоставляться психоанализу. Чепуха. Экзистенциальный, гуманитарный подход и психоанализ в сущности одно и тоже явление, а его антиподом, если в науке вообще имеет смысл создавать такие антогонизирующие крайности, является бихевиоризм и его современная модификация — когнитивно-поведенческая психотерапия.

Далеко не всегда человек обращается за медицинской помощью при рекуррентной депрессии

Мы уже выяснили, чем она занимается. Когда человеку плохо — она учит его изменять отношение к этой плоховости. Гуманитарный подход несколько философичнее. Он подразумевает, что психолог готов согласиться с тем, что всё очень и очень плохо, но расширить при этом спектр восприятия. Пациент с удивлением обнаруживает, что плохо не только ему, но вообще всем людям, психологу тоже.

«Ну ничего себе!», — произносит прозревший пациент и уходит переваривать это откровение, не забыв раскошелиться за сеанс. Вот на этой марже и держится психотерапия. А процесс столь долгий и дорогой, что доступна она далеко не всем.

Эту её особенность заметили даже во Всемирной организации здравоохранения и различных сообщества, призванных устанавливать связи науки с социумом. Тогда появилась установка на создании школ психотерапии, которые были бы просты, локальны, понятны даже чёрным американцам, которые ничего не рисовали на полях в тетрадях в ходе школьного обучения, потому что 80% уроков просто и со вкусом прогуляли. Этот тренд просто не может не бросаться в глаза. Психологи теперь гордятся тем, что создают какие-то укороченные и работающие во всех случаях системы. 5 сеансов и пациент счастлив. Мы же понимаем, что всё это откровенная профанация. Какие 5 сеансов? Вы вопросы жизни и смерти, любви, веры, понимания и сострадания хотите уместить в формат комиксов? Но голос разума никому не нужен. Да, они хотят. Они хотят жить без депрессии, неврозов, панических атак, хорошо питаться и само понятие «самосовершенствование» давно уже превратили в методику игры в бинарные опционы.

Рекуррентная депрессия характеризуется 3 основными признаками: ухудшение настроения, потеря интереса к любой деятельности и упадок сил

Депрессия стала рекуррентной

Вот какая штука произошла в 70-ые годы. Когда в СССР с уверенностью смотрели в завтрашний день, строили БАМ и всей страной работали на картошке в сентябре и октябре, а в ноябре на свёкле, психотерапевты в странах НАТО с удивлением обнаружили, что депрессия стала рекуррентной к ряду медикаментов. Ещё в 50-ые годы допотопными антидепрессантами они умели выводить людей из ступора. Но в начале 70-ых таблетки перестали помогать примерно 40% больных.

Стоит увидеть:  Депрессия перед месячными

Тогда же мир узнал про ЛСД и «кислотный» дождь хлынул на воспалённое воображение хиппи. Дошло до того, что один гуру дал ЛСД целому студенческому городку и все попрыгали с крыш, разбились насмерть. Вот какой кошмар ждал буржуев. Медикаменты перестали помогать, а в тираж выходил фильм за фильмом, где героями были люди, которых не поняли бы в 50-ые. Они копались в своих внутренних противоречиях, занимались суицидом и другими путаными вещами. Такое было всегда, но вдруг увеличилось количество.

Не нужно думать, что идеология СССР и США существенно отличались друг от друга. У нас варварство было коммунистическим, а у них демократическим, но суть такая же. В 50-ые в Америке психические проблемы вовсю лечили лоботомией. Чуть ли не 80% летальных исходов, а они лечили. Нам трудно теперь понять, почему электрошок в США считался гуманным и щадящим методом. Он на самом деле был гуманнее лоботомии и почти не давал летальных исходов.

Конечно, к проблеме депрессии в широком понимании так не относились. Но риск попасть в руки врачей, практикующих методики того времени, с лоботомией, электрошоком и антипсихотиками первых поколений, способных превратить человека в «овощ», была у 25% людей, которые когда-то попытались покончить с собой. Параллельно с этим существовали и какие-то полуцерковные организации, которые мало чем отличались в своей сути от концентрационных лагерей третьего рейха.

Ушли от всех этих «прелестей» цивилизованного мира тем, что резко повернули в другую сторону. Шизофрения из расстройства психики превратилась в тип личности, а каждый гражданин обрёл право сходить с ума так, как ему больше нравится. Это было в те же 70-ые годы 20-го столетия. Тогда исключительно медицинские понятия перекочевали на страницы «глянцевых» журналов и стала формироваться устойчивая мода страдать чем-то психологическим.

Диагностика болезни основывается на выявлении главного признака — повторяющихся эпизодов депрессии

Сказки или научные теории?

Всё это рассказано для того, чтобы вернуться наконец-то в Россию. Встречаясь с современными рассказами о том, что такое депрессия нужно понимать, что они основаны на представлениях западных врачей, которые должны оставаться в рамках научности. И это создаёт очень много забавного. В своё время уже упомянутый нами Абрахам Маслоу решил следовать дальше и стал одним из основателей нового направления, которое получило название трансперсональной психологии. В качестве научного оно бала признано только одиозным Британским учёным сообществом, да и то не сразу. Направление так и зависло в пространстве недоумения. Однако выбраться за рамки тех ограничений, которые накладывает наука психология стремилась всегда. Чего стоит одно коллективное бессознательное Юнга. Про это предпочитают не говорить, но оно процентов так на 40 ненаучное, а ещё на десяток даже антинаучное. Во всяком случае, в том формате, который задаёт современная научная мысль.

Стоит увидеть:  Хроническая депрессия

Если вы начнёте читать справочники, то сами заметите одну удивительную закономерность. Этиология большей части психических расстройств неизвестна, а лечение направляется на купирование симптомов вне поиска причин. Вот поэтому, кстати, сторонники когнитивной терапии заявляют о себе как о единственной полностью валидной с научной точки зрения системе. А они причину дискомфорта и не ищут. Если же попробовать её искать, то ищущий сразу же скатится в область, которая к науке никакого отношения не имеет. Это будет бессознательное и «живущее» в нём — образы, архетипы, спасибо, что хоть не ангелы и черти. Впрочем, всё сразу становится на свои места, как только кто-то попытается внести эти конструкции.

Сегодня используется множество различных методов лечения депрессии

Давайте попробуем поэкспериментировать. Придумаем такое определение, которое создал бы человек, который убеждён в наличии чертей и ангелов. Депрессия — это наущение от лукавого. Он вселяет уверенность в том, что всё плохо и безнадёжно. Человек опускает руки и думает, что ему нет прощения. Агенты же его, — всякие сущности тонкого мира, «запрыгивают» в сознание и не позволяют уму видеть вещи такими, какими они являются на самом деле. При этом различные их «дружки» — всякие энергетические паразиты и сами бесы с удовольствием пьют энергию, иссушают страдальца и делают его обречённым.

Этика жизни: трудиться и не унывать

Отсюда вывод: чтобы враги не смогли осуществить намеченную цель нужно трудиться и не унывать. Не столь суть важно даже то, что человек будет делать. Главное — что-то делать. Просто по той причине, что бесы хотят обратного. Это могут быть деяния или практика недеяния, но практика в её конструктивном смысле.

Каждый знает ответ на вопрос о том, чего хочет бес. Для этого не нужно быть очень уж большим подвижником. Он хочет, чтобы человек махнул на себя рукой, распустил сопли, напился, потом скатился, упал, пропал. В этом смысле сидеть с опущенными руками — лучший подарок, который только можно ему сделать.

Говорить человеку, который находится в депрессии о том, что он должен встать и активизироваться — глупо и даже дурной тон с точки зрения профессионализма. Врач направляет свою работу так, чтобы пациент сам захотел встать и начать действовать. Только начнёт он, в лучшем случае, в следующей жизни. В этом отношении психотерапия не имеет широких перспектив. Она может помочь только тому, кто сам может помочь себе, став изначальным импульсом, но таких людей мало.

Более результативна помощь психотерапевта в самых плохих случаях. Когда пациент пару раз попробовал покончить с собой. Настоящая медицинская проблема. Ему на самом деле помогают и антидепрессанты, и нефармакологическая терапия. Всё более логично, есть смысл даже в том, чтобы забыть про этику и провести интервенцию в сознание. Всё оправдано крайностей ситуации. А депрессия как проблема, которая находится в пограничной области, между духовным очищением и медициной, это нечто неизлечимое по определению. В статьях так и будут писать о том, что депрессия лечится с большим успехом. И это даже правда. Но и о том, что бывает рекуррентная депрессия, симптомы которой так устойчивы, что появляется уже смысл вести речь про тип личности, а не расстройство психики.

Чрезвычайно важна помощь опытного психотерапевта

Ну а в существование отдельных психогенных депрессий очень уж сильно верить не стоит, ибо любое уныние именно таким и является. От слова «душа», а не от нервной системы или обмена веществ.