Страхи и фобии

Медицинское значение страхи и фобии обретают тогда, когда имеют форму психического расстройства, способного серьёзно изменить качество жизни испытывающего их человека. Если кто-то боится мышей, с которыми может быть и встречается не чаще, чем раз в пять лет, то никакой серьёзной проблемы в этом нет. Признаки фобии как невроза следующие:

  • страх носит иррациональный характер;
  • проявляется в виде навязчивых мыслей или образов;
  • заставляет отказаться от чего-то или выполнять какие-то действия.

Они могут иметь природу компульсий, личных ритуалов, а могут быть и просто действиями, которые совершает больной для того, чтобы принять меры в борьбе с мнимой опасностью. В том, что смешные фобии существуют только в кино, а на самом деле всё очень серьёзно, можно убедиться прочитав эту историю болезни.

Фобия предполагает иррациональный характер страха

Страх не в меру галантного инженера

Инженер, 28 лет. В состоянии алкогольного опьянения целовался с женщиной, которую случайно встретил на вечеринке. На следующий день испытал приступ паники — казалось, что он заразился какой-то инфекцией, передающейся половым путём, хотя общение ограничилось только поцелуями и объятиями. Прочитав медицинскую литературу узнал, что иногда врачи проводят превентивное лечение сифилиса, который на второй день после контакта диагностировать невозможно. Несколько дней мучился от осознания вымышленной фатальности. Иногда он считал, что заразился сифилисом, а иногда думал про ВИЧ. На четвёртый день он купил антибиотики и делал уколы сам. При этом чувствовал себя очень плохо, а укол помогал улучшить состояние. Разумеется, прослеживаются симптомы психосоматического характера, но он называл свою болезнь «сифилисом». При этом сифилис был выбран именно по той причине, что что-то делать нужно, а от СПИД-а лекарства дороги и найти их в аптеках тяжело или вовсе нереально.

Лечение антибиотиками было прервано на пятый день. На шестой больной понял, что ему слишком тяжело и отправился на приём к венерологу. Смысл делать анализы уже был, поэтому направление он получил. Результаты были отрицательными и больному стало легче.

Однако спустя год всё повторилось при примерно одинаковых условиях. Во второй раз фобия исчезла неожиданно, без каких-либо действий в плане психики или тела. Но был и третий случай. Только тогда больной обратился за психиатрической помощью. В этот момент он уже нашёл у себя все симптомы биполярного аффективного расстройства, клинической формы депрессии и параноидной шизофрении.

В реальности его случай не был критическим, а расстройство носило полностью обратимый характер. Тем не менее, опасность имеется вполне явная.

Ничего хорошего в том, чтобы вводить антибиотики нет — это влечёт за собой множество рисков и наносит серьёзный удар по иммунной системе.

Характерно, что больной был крайне удивлён тому, что у него нет даже шизофрении. Как сильно обделила судьба! Ничего нет: СПИД-а, сифилиса и даже шизофрении. Точно так же он был удивлён и тому, что психотерапевт его не ругал, не высмеивал и не считал его случай чем-то из ряда вон выходящим.

К лечению фобий необходимо относиться достаточно серьезно

Описанная история расстройства на самом деле вполне стандартна, поскольку самые распространенные фобии связаны со здоровьем. Вернее — придумыванием болезней. За всеми фобиями стоит один вполне закономерный и объяснимый страх смерти. Однако в случае невроза он трансформируется в какой-то иррациональный ужас, а сама смерть воспринимается в виде чуть ли не осязаемого феноменального явления. Обысный, объяснимый страх и фобия различаются тем, что психическое расстройство создаёт условия при которых больные порождают особые толкования того, что с ними происходит. Где-то внутри непременно находится конфликт, который и является подлинным источником дискомфорта. Но до него не достучаться… Тогда создаётся проекция, а вокруг неё всё и крутится.

В ходе бесед с инженером из нашего примера удалось установить, что во внутренней реальности он является автолитарным человеком, который ждёт от женщины тотального подчинения. Желания властвовать так сильны, что впору говорить про перверсию. Однако его жена не менее властный человек и сильная личность, которая всё стремится держать под контролем. Поцелуи со случайной знакомой стали для него формой вполне осознанного протеста. Действиями по формуле «а тогда я на зло»… Они были, целовались, но конфликт от этого не разрешился. Тогда сознание породило символ конфликта в виде мук совести и страха сифилиса.

Страх смерти и неудовлетворённость в жизни

Это лишь один уровень ответа на вопрос о том, откуда берутся фобии. Страх смерти как танатофобия проявляется в виде жалости к себе самому. Не имеет ничего общего с самоуважением, скорее является противоположностью. Вместе с тем — это глубокая тоска от того, что в жизни происходит что-то не так. В данном случае — в семейной. Супруги дожили до момента, когда пора рожать детей, а с этим возникли сложности. Смысл совместного проживания стал заключаться только в совместном быте. Жалость к себе заставила его искать себе «игрушки» в виде вечеринок, лёгкого флирта и подобных происшествий. Они же привели к тому, что вдруг возникло резкое осознание напрасности происходящего. Таким образом возникла негативная когниция, а она уже породила и вымышленный сифилис.

Стоит увидеть:  Фобия: как называется боязнь пауков?

Человек был удивлён тем, что психолог смог найти реальные причины, но полностью с ними согласился. Вопрос в том, что делать дальше… Ведь ситуация повторилась аж три раза. В этой связи вопрос о том, возможна ли полная победа над паникой, тревогой и фобиями можно сформулировать так «А неврозы вообще-то лечатся?»

Никакой врач не сможет вылечить то, что происходит в семье.

У жены нет желания быть другим человеком. Не сможет она приносить ему тапочки в зубах и преклонять колени так, как это делают персонажи его мечтаний. Не стоит даже вопрос о семейной психотерапии. Она для других случаев, а не для того, чтобы переделывать людей так, как кому-то нравится.

В принципе существуют на свете женщины, которые готовы пресмыкаться и испытывают огромное удовольствие от унижений. Можно такую найти, поскольку сайты БДСМ пока ещё не запретили. Только для этого нужно развестись с текущей, а вот к этому он не готов. Обратите внимание — мы от темы, как побороть фобию ушли уже к семейной жизни больного. И это вполне логично, потому что вопрос о страхе сам по себе исчез с повестки дня.

Танатофобия — именно так называется иррациональный страх смерти

Терапевт научил человека распознавать моменты возникновения отрицательных когниций и рассказал о том, что с ними делать. Но конфликт это не решает, а пока есть источник конфликта, сам конфликт, то будет и невроз, и психоз, что угодно.

Итак, за всеми фобиями стоит страх смерти, который в реальности является неприятием той жизни, которая есть на самом деле. Не столь суть важно даже то, как получают страхи и фобии, сколь важна та роль, которую они играют в нашей судьбе. Это своего рода инструменты, которыми человек заставляет себя что-то делать.

Какая полезная и замечательная фобия!

Так, одна пациентка очень радовалась тому, что у неё возникла агорафобия. Разумеется, радовалась уже тогда, когда был закончен годичной курс терапии. Нежелание ходить на работу, постоянно там ругаться, выполнять глупые задания стало таким сильным, что она просто потеряла способность пользоваться общественным транспортом, потом быть на улице. Больше всего угнетало то, что она постоянно опаздывала. С утра стресс — все бегут к проходной. Залетают в свои отделы и начинают прослушивать визгливого начальника. На работу, как на каторгу, но бегом. Депрессия, панические атаки, фобии стали инструментами с помощью которых она сама себя довела до увольнения. Потом, ещё в ходе терапии, окончила какие-то курсы, устроилась на другую работу и почувствовала себя счастливой.

Возвращаясь к примеру с нашим инженером со страхом ИППП можно предположить, что ему помог бы развод. А они потом с женой и развелись. Несколько же лет, по его собственной оценке, коту под хвост. Найти в себе силы для того, чтобы совершить какой-то важный шаг подчас трудно, особенно когда это увольнение, развод, отказ от чего-то. Что значит фобия в таком контексте вполне понятно — катализатор чего-то, нечто порождающее условия для совершения решительного поступка. Поэтому не нужно думать только о том, как победить фобии. Ещё полезно и об истинной причине их возникновения.

Парадоксы человеческой психики

Согласно одной из гипотез они являются поздней реакцией на что-то. Укусила в детстве собака, значит потом возникает страх собак. Может быть и так, но эта реактивная картина слишком уж проста. Не исключено, что её искусственно раздули сторонники когнитивно-поведенческой терапии, потому что вот такие-то страхи они и лечат с большим успехом. А как такая гипотеза?.. Собака — это лишь символ опасности, а на самом деле боится человек чего-то другого, но переносит эмоции с одного объекта на другой?

Вот один парадокс, которые хорошо известен многим психологам. Страх одиночества чаще охватывает людей неуживчивых, асоциальных, которые сами много делают для того, чтобы в одиночестве и оказываться. В общем-то это самые настоящий сигнал себе о том, что надо быть добрее, уметь не только говорить, но и слушать, чаще ставить себя на место других людей. Такому анализу поддаются даже самые глупые фобии вроде страха клоунов, кошек, мышек или священников.

Психика человека парадоксальна и потому нелегко отыскать первопричину фобий

Психотерапия тревожно-фобических расстройств, конечно, нужна. Но только не по схеме «чёткая задача — конкретное решение». Если бы у той женщины, что радовалась своей агорафобии, не появилась новая работа, не нашлось бы понимание со стороны членов семьи и психолога, то всё могло бы кончиться очень плачевно. Фобии и комплексы тем и опасны, что непосвящённые люди считают это блажью, чем-то таким эфимерным, что люди сами на себя напустили. Да! Сами, но только не без больших причин. Просто так никто бы на себя ничего напускать не стал. Этот сигнальный инструмент сознания с одной стороны нужен, а с другой опасен. Танатофобия может привести к суициду, а агорафобия к тому, что жизнь станет плачевной — без работы, без друзей, совершенно без смысла и цели. И до тех пор, пока решение внутреннего конфликта не появится ни о какой полноценной терапии можно не думать.

Стоит увидеть:  Фобия: боязнь насекомых

Всё относительно

Иногда возникает такое чувство будто мир кругом нереален. Это просто набор картинок, которые транслируются с огромной скоростью и создают иллюзию воспринимаемого мира, воспринимающего субъекта и самого восприятия. Можно подумать, что здесь описана деперсонализация и дереализация как психическое нарушение. С психикой-то всё это связано, но только почему обязательно нарушение? Собственно, изложен один из базовых постулатов буддизма. Эти картинки в Дхарме называются скандхами, а хранятся они в алая — огромном вселенском складе всех когниций и всех гештальтов. Западному человеку так думать непривычно, но последователи буддизма запросто назвали бы это состояние не нарушением, но сатори, а осознавшего это человека сочли бы кем-то, кому на небольшой промежуток времени стало видно Истину. Буддистов на свете очень много, так много, что уже нельзя говорить ни про расстройства, ни про отклонения. Это их правило, а не отклонение.

Практически каждый психологический феномен, который связывают с неврозом, психозом, нарушением является таковым только в силу того, что человек сам пытается от этого избавиться.

Далеко не всегда нужно идти навстречу, особенно в плане самих методик. Ведь люди очень часто хотят не просто избавиться от негатива, но ещё и так, чтобы ничего не делать, не решать никаких проблем. Выпил таблетку и весь день спокоен. Человеку дай волю — он и от совести попытается избавиться, от честности и других «предрассудков». Современный человек видит эталон счастья примерно так, как называется книга Павла Федоренко «Наслаждение жизнью без тревоги, фобий и ВСД».

Не всегда бороться с фобиями получается самостоятельно. Иногда нужна помощь психолога

Никто не против, наслаждайтесь на здоровье, если получается. Только помните о том, что самым счастливым существом на свете является поросёнок за три дня до забоя. Его кормят, поят, дают понежиться на травке, убирают его стойло. Очень много поводов для того, чтобы наслаждаться жизнью. Особенно, если бы потом не зарезали.

Защитные функции страха

Жизнь без страданий просто невозможна. Вопрос в том, как мы к этому относимся, как реагируем на свои мании и фобии. Полноценная психотерапия тревожно-фобических расстройств невозможна без комплексного анализа, в который в какой-то мере погружается и пациент. Обычно под этим люди понимают какое-то глубокое копание в себе. Не обязательно. Иногда всё лежит на поверхности.

Мужчина 44 лет обратился к психотерапевту с жалобой на панические атаки. Они встречались у него в банке и в продуктовых магазинах. Казалось бы достаточно стандартная ситуация. Пора обучать страдальца дыхательным практикам и рекомендовать курс антидепрессантов с антитревожными свойствами. Однако анализ, который длился всего-то один сеанс, показал, что больной недоговаривает что-то очень серьёзное. В ходе второго сеанса психотерапевт 40 минут убеждал пациента в том, что он ему не враг, что надо рассказывать правду, всю правду. Под таким «соусом» человек признался в том, что является запойным алкоголиком. Банк — это место, где он получал деньги, а магазин — то место, где приобретал спиртное. При этом наш герой и сам понимал, что пьёт уже 5-6 день, необходимо остановиться. И так хорошо понимал, что в магазине охватывало всё, что только может охватить. Глаза на лоб вылезали. Неизвестно, что бы сказал профессор Нардонэ про страх, панику, фобию такой природы. Когда панические атаки брали верх больной переставал заходить в магазин. В запое образовывалось «окно», которое он использовал для работы. Постепенно отступали и атаки, чтобы вновь вернутся в свой срок.

Помощь-то тут нужна, но только после понимания того, что означает фобия в жизни этого человека. Он боялся того, что атака случится, поэтому боялся заходить в магазин. Даже продукты покупал только в киосках. Однако это тот случай, когда направить пациента нужно к наркологу. Если удастся бросить пить, то вопрос о тревожном расстройстве потом уже можно рассматривать, но в плане общей терапии периода ремиссии.

На первом этапе развития фобий наблюдается период, когда человек прекрасно понимает иррациональность своего страха. Всё последующее же время он только тем и занимается, что придаёт страху, панике, фобии реальные, объяснимые черты.

Обычно главенствующим становится объединение понятий «может быть», «уже случилось». До такой степени, что рассказы больных можно принять за бред. Выбираются же всегда такие объекты, которые можно в чём-то заподозрить. Никто никогда не даст гарантию того, что самолёт не упадёт на землю, что среди микробов на ручке общественного туалета нет опасных. Раз потенциальная угроза существует, то в фантазии её очень легко превратить в реальную. Но это всё дело техники…

На первых этапах человек видит иррациональность фобии

Гораздо важнее мотивация, причина которая заставляет это делать. Значение слова «фобия» — страх. Так в древнегреческой мифологии звали одного из сыновей бога войны Ареса и богини Афродиты. Имя другого — Ужас, Деймос. Но была ещё и сестра по имени Гармония. Весьма мудрое наблюдение. Фобия — это способ достижения гармонии. Задача психиатрии в этой связи — не мешать человеку её достичь, а не просто устранение страха.