Невроз в психологии

Момент появления понятия «невроз» был по-настоящему революционным. Первым термин ввёл в обиход шотландский врач Уильям Каллен в 1776 году. В общем-то лозунг «Все болезни от нервов» тогда и появился, поскольку профессор Каллен считал, что источник всех страданий находится в нервной системе. Всех — это значит, что ещё и психических. Происходило это в период Эпохи Просвещения, научной революции, которая началась в Англии, а потом охватила всю Европу и Россию. До этого все душевнобольные, как тогда назывались люди с любыми психическими отклонениями, относились к разряду одержимых. И не просто идеями, а дьяволом или бесами, потому и отношение к ним было соответствующим.

Веком позже возникла уже и психология, которая развивалась достаточно медленно. На разных этапах менялось и отношение учёных к неврозам и психозам. В современной психопатологи чёткое определение невроза отсутствует. Обычно сходятся на том, что невроз — это в психологии обратимое расстройство психики, которое наблюдается долгое время. Отличие от психоза совершенно условное. В чём-то это связано с тем, что сам термин возник намного раньше, чем стали выделять какие-либо психозы. Последнее произошло уже после возникновения психиатрии.

В психологии невроз рассматривается, как расстройство психики

Сложности и непонятные явления

Рассматривая тему неврозов и психозов мы столкнёмся с несколькими сложностями.

  1. Природа возникновения почти всех серьёзных расстройств науке не известна.
  2. К какой группе отклонений относить то или иное нарушение иногда тоже не ясно. К примеру, депрессия это в психологии сложное и многогранное явление, которое относят к расстройствам психики и считают разновидностью аффективных просто в силу самих симптомов и признаков проявления.
  3. Не существует чётких систем разграничения различных форм заболеваний. Так, биполярное аффективное расстройство может не иметь фазы эйфории, или она будет совершенно незаметной. Поэтому отделить обычное большое депрессивное расстройство от БАР, которое раньше называли маниакально-депрессивным психозом, можно только исходя из ряда дополнительных критериев. Какой-то диагноз ставится прежде всего для выработки наиболее рациональной схемы лечения. Не столь суть важно, как это будет названо — клинической депрессией или биполярным расстройством. Главное, чтобы курс медикаментов и общей терапии дали положительные результаты. Любой медицинский психолог депрессию рассматривает в качестве задачи, которую он должен решить на практике.
  4. Серьёзные расстройства почти никогда не возникают сами по себе. Обычно одно протекает на фоне другого. Фобия — это в психологии невроз, но он может быть частной формой обсессивного расстройства, а уже то — одной из форм протекания шизофрении. Всё познаётся по проявлениям симптомов, а многое зависит от умения психотерапевта относить их к тому или иному состоянию. Виды депрессии в психологии врачебного профиля имеют значение именно для лечения. Так, вызванную приёмом каких-то медицинских препаратов часто лечить и не нужно. Она прекращается после замены тех, что спровоцировали нарушение.
Невроз не начинается просто так — у него обязательно есть причины

Сыграв когда-то свою положительную роль понятие «неврозы» в психиатрии стали вызывать ложные ассоциации. При попытках понять природу депрессии учёные упёрлись в барьер, пройти через которой могут только люди религии или адепты определённых философских систем. Наибольший практический смысл играет всё же моноаминовая теория, на базе которой и удалось создать наиболее эффективные антидепрессанты. Их применение не даёт гарантии того, что депрессия более никогда не вернётся к человеку, но позволяет создать промежуток нормальной жизнедеятельности и социальной адаптации. А уже в этот период нужно использовать те преимущества, которые может дать аналитическая или когнитивная психотерапия.

Привязывать всё к деятельности нервной системы не имеет практического смысла. В ходе терапии от этого лучше вообще абстрагироваться — так, как водитель не думает о физических и химических процессах, которые происходят под капотом его автомобиля. Он просто едет… Не важно, что такое фобия, определение из учебника ничего не скажет о каком-то конкретном случае.

Какие задачи решает психотерапевт на самом деле?

Одним из характерных для наших дней заблуждений является мнимое расширение функций психологов вообще и психотерапевтов в частности. Люди ждут, что врач полностью исцелит душу, приписывая ему свойства мистика, эзотерика или вообще ангела небесного. Причина невроза — это внутренний конфликт, который порождает духовные страдания, а их в век материализма принято называть психическими. Человек удалился от Бога, от познания, от раскрытия своего духовного потенциала. Если это общие рассуждения, то и ладно… Удалился и сидит в трениках на диване, разговаривает с телевизором, как это делает один из героев «Comedy Club». Проблема возникает тогда, когда это приводит к клинической депрессии, потере работоспособности, тревоге, паническим атакам, навязчивым мыслям и подобным проявлениям. В этой связи не так уж и важно, как рассматривается депрессия психиатрией. С духовной точки зрения — это грех, а тот проявляется вполне заметными симптомами.

Стоит увидеть:  Сколько длится невроз

Можно сказать, что в таком случае у врача две задачи:

  • вывести человека из тяжелой формы расстройства психики;
  • подсказать тому, как найти в себе силы перестроить жизнь.

Не следует удивляться тому, что не только российские, но и западные специалисты основное внимание уделяют первой задаче, а вторая решается только в рамках общей терапии. Нельзя от человека, который полностью запутался в своих мыслях, ждать конструктивного размышления о смысле бытия. Невозможно от больного, который испытывает острую форму агорафобии ждать, что он пробежится с утречка, примет душ, позавтракает и с улыбкой проследует на службу.

Тревожные состояния становятся объектом рассмотрения психотерапевта тогда, когда несчастный работу уже потерял, когда родные уже опустили руки, когда проблема суицида маячит на спиной не в виде символа из беллетристики, а вполне реально.

Психотерапевт помогает справиться с неврозом

Если бы препараты не приносили пользу, не выводили страдальцев из крайних форм, то на психиатрии пора было поставить большой и жирный крест. Всё дело как раз в том, что современные препараты, особенно относящиеся к появившимся в конце 90-ых, начале 21-го века, пользу приносят. Психиатрия способна не только купировать симптомы многих видов депрессии, но и приводит в себя людей с диагнозом «параноидная шизофрения». Не все, но около 40% больных, после примерно 2-ух месяцев лечения, спокойно собирают вещи и отправляются домой своим ходом.

Однако все ждут того, что наступит полное исцеление. Между тем в этот-то момент психиатры и психотерапевты уже всё сделали. Не столь суть важно даже то, будет ли больной и дальше принимать препараты. Важны, прежде всего, мотивации. Итак, у психиатров есть «машина времени», она уже изобретена. В январе пациенту было относительно не плохо, в феврале стало хуже, а потом возникли бред, истерики, галлюцинации. В марте он оказался в клинике. Уже в апреле его «переместили» в то состояние, которое было в декабре. В мае выписали, а с собой дали «волшебный талисман» в виде возможности посещать кабинет психотерапевта и получать препараты бесплатно. Что дальше?

Когда психотерапевт уже всё сделал…

Если существуют мотивации жить так, чтобы не попасть в свой «психологический январь», если есть потребность их выработать, то того «января» и не будет. Рано или поздно можно отказаться и от таблеток. В это же время наблюдаться у специалистов, но только не ждать того, что они отрежут голову, промоют мозг с марганцовкой и поставят на место в исцелённом виде. Если угодно, то этого не допускает даже этика в психиатрии и психотерапии.

Человек должен остаться сам собой. Задача терапевта убрать острые помехи, но не подменять одну личность другой вне воли пациента. А там, где воля — там и его собственная работа.

Если наш персонаж из «Comedy Club» попадает на тот же диван, напротив того же телевизора, то очень высока вероятность того, что возобновится работа всего того комплекса, который и является истинной причиной его психических нарушений.

Одного психотерапевта мало, нужна мотивация

Главное в этом деле — дать возможность человеку работать над своим развитием. Говоря языком гуманитарной психологии, удовлетворять свои высшие духовные потребности.

Но как именно, что будет происходить в реальности — этого не знает никто, кроме самого пациента. Очень хорошо это видно на примере аддиктологии, психологии и психотерапии зависимостей. Реальность такова, что бросить пить невозможно. Однако кому-то это удалось… Только не бросить, а жить другой жизнью. Если остаётся старая жизнь, со всеми вещами, привычками, склонностями, особенностями, то понятие «бросить» можно рассматривать лишь в качестве приложения огромного и постоянного усилия.

Стоит увидеть:  Невроз по МКБ 10

Выдержать можно даже очень долгий срок, но платить за это всё равно придётся. Не о деньгах речь. Нет такого бросившего с применением силы воли алкоголика, у кого не было бы нервных срывов, приступов агрессии, которую подчас невозможно контролировать, депрессии и целого ряда дополнительных симптомов. Но находятся люди, у которых ничего такого не наблюдается. Они умудряются сменить жизненные ориентиры и выработать другую систему ценностей, актуализировать новые потребности и, таким образом, полностью перестроить свою жизнь.

Комплекс проблем

Хороши любые виды помощи, с которыми согласен сам человек, психотерапия самого разного плана, включая семейную. Последнее является самой сложной задачей, поскольку очень трудно найти семью, все члены которой согласились бы работать с психологом. Но, даже если такое и произойдёт, то это не говорит о том, что ситуация станет улучшаться. Так, в своей книге «Психология и психотерапия семьи» Э. Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис отмечают возникновение в разных странах целых общественных организаций членов семей психически больных людей.

Основная их задача — это установление контроля над всем процессом лечения и отношений между врачом и пациентом.

При этом преследуются и чисто меркантильные цели, — получать пособия от государства, и лечебно-юридические. Обычно сама тема семейной психотерапии подаётся слишком радужно. Работа семейного психолога может быть и представляет собой умиротворённую картинку, если речь идёт о полностью здоровых людях. Совершено другой она становится, если рассматривать проблемы патопсихологии или наркологии. Здесь семья предстаёт процентов на 90 в своём деконструктивном облике.

Можно ли говорить о полном выздоровлении в таком случае? С явными психическими нарушениями доставлена в клинику пациентка 50 лет. Терапия дала определённый эффект и через два месяца она была выписана почти в нормальном состоянии. К больной вернулась способность работать по дому, в общении с подругами вела себя вполне адекватно, покупала продукты в магазинах рационально и против наблюдения у психиатра не возражала. Однако уже через три месяца всё возобновилось. Основные травмирующие факторы оказывал её муж. Он пил «мёртвой чашей», устраивал больной психологический прессинг, подговаривал совершать неадекватные поступки.

Для победы над неврозом важно, чтобы в семье были хорошие взаимоотношения

Речь о какой-либо работе с ним вести слишком наивно. Это лишь отчасти сохранивший человеческий облик алкоголик последней стадии с ярко выраженными антисоциальными чертами поведения и не имеющий никаких морально-этических принципов. Данной супружеской паре не было особого смысла думать о разводе. Ситуацию спас бы раздел жилплощади, но она являлась собственностью множества лиц.

Стоит ли говорить о том, что лечение давало лишь временный эффект? Виноваты ли в этом психотерапевты или психиатры? Оставим эти вопросы без ответов… Всё человечество на подобные ответить не может. Мы не являемся позитивным исключением.

Выводы

Итак, неврозами в наше время называют всё то, что не относится к области тяжёлых расстройств психики. Интересно то, как определяется невроз в судебно-психиатрической экспертизе. В некоторых научных статьях так называют промежуточное состояние — между здоровым человеком и пациентом, страдающим тяжелыми расстройствами, связанными с бредом, галлюцинациями, потерей памяти и невменяемым состоянием рассудка. В том же контексте депрессия определение имела бы примерно такое «незначительная форма биполярного аффективного расстройства».

Рассматривать неврозы в качестве чего-то, что связано с деятельностью нервной системы, но не психики, невозможно. Основным современным научным направлением, которое изучает всю совокупность процессов ВНС является нейропсихология. Теперь уже не молодая наука, которая обладает большим спектром инструментальных средств. В частности — тремя видами томографии головного мозга: компьютерной, магнитно-резонансной и позитронно-эмиссионной. Применяемые методы дают определённую отдачу лишь до определённого предела.

Невроз затрагивает, как нервную систему, так и психику человека

Нейропсихология аутизма и депрессии строит свои заключения вокруг предполагаемого нарушения мозговых структур, но точной картины с наличием объяснимой причинно-следственной связи пока не выявлено. В конечном итоге всё сводится к выявлению наличия или отсутствия мозговых дисфункций, но не ясно, что делать при обнаружении таковых, как и то, почему одинаковые симптомы наблюдаются и в том, и в другом случае.