Диссоциативное расстройство идентичности

В настоящее время понятие «расстройство множественной личности» является официальной формулировкой определённого состояния, связанного с появлением других «личностей». Оно достаточно сложное и в том варианте, который можно было бы назвать классическим, встречается крайне редко. Однако можно предположить, что в скором времени сам термин уйдёт в прошлое. Он на самом деле не совсем точно передаёт картину того, что происходит в действительности. Или слово «личность» в таком случае нужно брать в кавычки или заменять все альтернативные «личности» на части самоидентичности. Вот последнее куда более верно отражает сущность картины.

Итак, диссоциативное расстройство идентичности называется в МКБ-10 расстройством множественной личности и имеет код F44.81. В качестве критериев диагностирования указываются:

  • в индивиде существует более одной личности, и только одна присутствует в текущий отрезок времени;
  • каждая личность, а мы читаем часть самоидентичности, обладает своей памятью, особенностями и в какой-то период времени (периодически) берёт полный контроль над поведением;
  • наблюдается неспособность вспомнить информацию, которая важна для личности и это по характеру превосходит обычную забывчивость.

Это чёткие критерии диагностирования, которые включают в себя не амнезию, но разделение памяти на фрагменты. В момент, когда активизируется одна из частей самоидентичности Вася становится Петей. Петя не помнит аспекты жизни Васи. У него выстраивается своя память, и наблюдаются свои черты поведения и характерные особенности. Разумеется, они являются результатами фантазии Васи, а не вселением в него Пети. Но пока произошло переключение на Петю — Васи не видно и не слышно.

Множественное расстройство личности — достаточно редкий случай

Диссоциативное расстройство идентичности: примеры

Они берут и всё портят. Вот реальный и достаточно свежий. Девушка, 28 лет. Утверждает, что у неё периодически происходят «переключения» на другие личности. Началось всё это 8 лет назад, продолжается и сейчас. Когда-то «личностей» было более 40, а теперь количество немного поубавилось — осталось всего 17. Это мужчины, женщины. Они обладают своими чертами характера, имеют свою историю. Кто-то учёный, а кто-то артист, есть и обычные обыватели. При этом она не испытывает никакого дискомфорта. Вообще она сама нашла все статьи, прочитала справочники, ознакомилась с официальным медицинским взглядом на проблему. И утверждает, что официальный взгляд не соответствует действительности. Во всяком случае, тому что происходит с ней. Во-первых, она отрицает наличие какого-то стресса в раннем возрасте. А его на самом деле выдвигают в качестве причин. Но она постоянно говорит, что всё отлично, всё прекрасно и гармонично. Её никто и никогда не обижал, всё было в жизни гладко и спокойно. Во-вторых, и это самое главное, она отрицает потерю памяти. «Переключение» она называет «выходом». И вот, после того, как выходит какая-то другая личность, она не теряет память основной. Она сама решает, кто «выйдет в свет» и прекрасно понимает, что в ней вышла «другая личность».

И ещё, просто для справки, — сами её личности не конфликтуют друг с другом. При этом девушка всерьёз озабочена тем, что у неё какое-то расстройство. Тут и тени нет от симуляции, хоть в критерии мы, со всеми нашими «личностями», не вписываемся.

Состояние на самом деле странное. Что в нём наиболее тяжёлое? Девушка теряет свою основную личность. Точно так же, как существуют умственные способности, существуют и способности самоидентификации. И они могут быть нарушены в силу самых разных причин. Она говорит, что её остаётся «всё меньше и меньше», и она сама по себе, базовая личность, упрямо не желает «выходить».

Не следует думать о том, что этот случай приведён в качестве примера расстройства множественной личности. В нём прослеживается определённый истероид, при желании можно отыскать и некоторое вкрапление признаков синдрома Ганзера. Они балансируют на грани сохранения критики и стремления найти у себя психическое расстройство.

Нечто похожее при шизофрении

Вот таких «фокусов» с личностью намного больше, но их невозможно соотнести чётко и явно именно с диссоциативными расстройствами. Больной с диагнозом параноидная шизофрения тоже может сказать о себе, что он кто-то ещё. Только анализ ситуации скорее всего покажет, что это лишь фабула бреда. Она может возникнуть из-за присущего состоянию синдрома Кандинского — Клерамбо, психических автоматизмов, в данном случае — идеаторных. Больные считают свои мысли чужими, внешними, сделанными, вложенными к ним в голову. В состоянии непомерной общей психической и ментальной активности некоторые порождают фантастические толкования своих ощущений. И тогда они соотносят восприятие своих мыслей в качестве не своих с какими-то причинами. Наряду с инопланетянами, что подкидывают мысли, может появиться и концепт другого человека, живущего внутри.

Развитию диссоциативного расстройства может способствовать синдром Кандинского — Клерамбо

Такое состояние может иметь что-то подобное расстройству идентичности или его частным проявлениям. К примеру, если больной всерьёз поверил в то, что в нём кто-то другой, или он временно или постоянно кто-то другой, то его поведение, тембр голоса, манера держаться могут стать тоже подобными, но настолько, насколько сам больной видит это верным.

Классическая форма и проблемы диагностирования

Странная статья, неправда ли? Описывая то, что в народе называют «расщеплением» личности автор вдруг начал вести речь о том, как чаще всего что-то подобное выглядит на практике. Диссоциативное расстройство идентичности — это состояние, которое чаще всего вливается в другие расстройства или проявляется с ними в комплексе. Тут нужно понимать один фактор. Понятие «придумал», как и понятие «нафантазировал», в рамках психиатрии принимают совсем другое значение.

Стоит увидеть:  Заговор от слабоумия

Люди с диссоциативным расстройством личности встречались, описывались в литературе, всегда, включая тот период, когда ещё не было никакой психиатрии. И с тех ещё времён прочно укоренились мифы о «расщеплении личности». Ничего такого непосредственно не происходит. Человек сам создаёт иллюзию того, что в нём присутствуют альтернативные персонажи. Не совсем верно соотносить их даже с субличностями, чем грешат некоторые психотерапевты. Скорее — это продукт, порождённый нарушением восприятия себя самого.

Классическая диссоциация — это порождение фрагментации непрерывной и единой в обычных условиях системы. Части не обретают собственное сознание и не являются автономными личностями. Они представляют следствие потери способности воспринимать себя в виде целостной структуры. Однако возникающая при этом психотическая потеря памяти, ничем, в сущности, не отличающаяся от той, что бывает при диссоциативной фуге, стирает возможность вспомнить события и явления. Не следует считать, что если никаких изменений с памятью не произошло, то всё происходящее несерьёзно, а к диссоциативным расстройствам нетипичная форма отношения не имеет.

В настоящее время в психиатрии наблюдается тенденция изменения отношения к этому редкому расстройству. Вполне возможно, что когда-то установится градация и будут выделяться:

  • простая,
  • генерализованная,
  • обширная и
  • неспецифическая

формы. Это вполне справедливо, поскольку в настоящее время состояние девушки из нашего примера, у которой личностей много, но после «переключения» с одной на другую память не теряется, невозможно соотнести с каким-то расстройством с точки зрения основного в картине симптома. Частей самоидентичности много, но основная личность помнит всё — свою историю и истории всех других «личностей».

Как такового, «расщепления личности» не происходит — это просто создание иллюзии

Диссоциативные расстройства идентичности: дифференциальный диагноз

  • Отличать нужно от отношении к себе в качестве другого человека, личности, части идентичности (нужное подчеркнуть) при шизофрении и других расстройствах шизофренического спектра. Конституционные изменения психики, которые возможны при шизофрении, происходят в силу нарастания различных симптомов именно этого расстройства, которая ведёт к общему психическому дефекту. Страдает всё, в том числе и личность, но то, что скрывает за собой странный термин «расщепление личности» не имеет к этому никакого отношения само по себе.
  • От любых истероидных фантазий, синдрома Ганзера и всего того, что ближе к Эрику Берну с его книгой «Игры, в которые играют люди».
  • От следствия приёма наркотических или воздействия каких-то токсических веществ, способных воздействовать на ЦНС.
Стоит увидеть:  Олигофрения: история болезни

После всего этого дифференцирования у нас останутся совершенно редкие случаи. Говорят, что больные начинают страдать потерей памяти как таковой. Вдруг обнаруживают у себя какие-то вещи. Или в своём блокноте запись, которая сделана незнакомым почерком. Появляются какие-то признаки депрессии и непонимания того, кто он собственно такой. Возможны приступы деперсонализации-дереализации.

Основная базовая личность может вообще не знать о том, что в ней поселилась какая-то другая и узнавать о том, по косвенным признакам. Потеря памяти такая же, как при диссоциативной фуге, но только человек никуда не уезжает, но какое-то время живёт в качестве другого.

Иногда множественное расстройства может оказаться намеренным поведением человека, а не болезнью

Фантастичность таких историй заставляла изначально задумываться о гипнозе или каких-то практиках шаманизма, которые в ряде случаев вызывают аналогичные эффекты. Во всяком случае, так считается теми, кто это видел или был участником ритуалов или сеансов гипноза.

В настоящее время на Западе наиболее популярной является гипотеза, согласно которой человеческая личность формируется в детстве, и этот процесс проходит в несколько этапов. У больных каждый из них получает свою отдельную историю. Сознание проигрывает внутри себя периоды становления личности, и в определённый момент она приобретает автономность, свойственную конкретному периоду. Взгляд достаточно спорный, поскольку альтернативные «личности» могут иметь другой пол и расовую принадлежность, относиться к другой культуре.

Общие выводы

Диссоциативное расстройство личности, примеры которого иногда хотят найти из любопытства, в действительности представляет собой редкий вид расстройств, при котором образуются отдельные части самоидентичности. Множественных или расщеплённых личностей не бывает, но психика фрагментирует самоидентичность и память.

Психика сама фрагментирует самоидентичность и память

В настоящее время расстройство считается очень редким, не более 3% от общего числа расстройств психики. Однако всё дело в том, что выделяется только один его классический вариант проявления. Ряд случаев, пример из жизни был приведён, невозможно отнести к расстройству множественной личности. Тогда мы получаем или очень хитрую психическую игру, или результат бредового расстройства. Но их сущность так сильно связана с мнимыми личностями, что возникает уверенность в необходимости расширения границ выявления расстройства.