Диссоциативное расстройство личности

Не следует думать, что в этой статье будет раскрыта вся тайна возникновения и протекания того, что носит название «диссоциативное расстройство личности». Это расстройство носит феноменальный характер и встречается крайне редко. Когда-то термин, введённый в мировой обиход Эйгеном Блейлером, «шизофрения» вызвал путаницу. Он означает расщепление или раскол рассудка и мышления. Однако его восприняли в качестве расщепления всего и вся, в том числе и личности. В результате под шизофренией стали понимать некое её раздвоение или расщепление, когда один человек представляет собой несколько личностей, со «своей» памятью, историей и всеми другими атрибутами, включая черты характера.

Это в корне не соответствует действительности. Без сомнения шизофрения меняет сознание, но именно такой эффект ей не свойственен. Путаницу усугубляет синдром Кандинского — Клерамбо, психические автоматизмы, которые связаны с восприятием своих мыслей, тактильных ощущений и совершаемых движений в качестве чьих-то ещё. Но при шизофрении синдром выражается в том, что больные преимущественно говорят про сделанность их мыслей, внедрение их в голову откуда-то, но сами себя идентифицируют верно. Больной шизофренией может сказать «мною пошли», вместо «я пошёл», но он не теряет свою личность целиком, она просто видится ему подвластной каким-то силам. Эти силы часто интерпретируются в качестве инопланетян, спецслужб, магов и тому подобных явлений, но до присутствия двух и более личностей в одной обычно дело не доходит.

Расстройство личности диссоциативное более правильно называть расстройством множественной личности или диссоциативным расстройством идентичности.

Диссоциативной расстройство еще называют расстройством множественной личности

Диссоциативное расстройство личности: симптомы

Собственно, только один главенствующий — в определённый момент в сознании происходит «переключение», и в человеке активизируется другая личность. Она обладает своей памятью, полом, возрастом, национальностью, темпераментом, умственными способностями. Разные личности могут давать разные оценки различным событиям и явлениям. При «переключении» память предыдущей личности чаще всего стирается.

В современной психиатрии диссоциативное расстройство личности — это защитная реакция на какие-то травмирующие факторы, которые связаны с текущим отрезком времени или относятся к ранним периодам жизни — детству или юности. Под ним понимается максимальная форма деперсонализации и диссоциации. Однако такой взгляд является спорным, поскольку в ряде случаев не удаётся выявить саму причину возникновения потребности включения столь мощных защитных механизмов.

Встречается такая форма защиты так редко, что долгое время многие психиатры считали сомнительным сам факт возможности данного явления.

Укажем самое главное… Диссоциативные расстройства личности нельзя рассматривать в качестве реального возникновения множества личностей в одном теле, одном сознании. На самом деле личность сохраняется единой. Она и так представляет собой набор компонентов, который нужен индивидууму для установления социальных связей. Но этот набор представляет собой единую систему взаимодействия различных феноменологических единиц.

Что такое диссоциативное расстройство личности с точки зрения диагностики?

  1. У человека меняются личностные состояния, каждое из которых обладает своими характерными особенностями миропонимания и своей памятью.
  2. Поведение управляется попеременно то одной, то другой идентичностью. Их должно быть не менее двух.
  3. Человек обладает своей основной личностью. Скажем так, — соответствующей паспортным данным. Однако в момент после «переключения» на другую личность он забывает то, что связано с этой основной личностью. И это не обычное притворство или симуляция, не обычная забывчивость.
  4. Исключается то, что состояние является следствием употребления алкоголя, наркотиков, каких-то психоактивных веществ, интоксикации и соматического заболевания.

Всё это относится именно к диагностике самого расстройства. Но диссоциативное расстройство этого вида не было бы таковым, если бы потеря самоидентификации была бы единственным элементом. На практике образуется симптомокомплекс из расстройства настроения, различных фобий и панических атак, расстройства сна, питания. Возможно и появление стандартных продуктивных симптомов в виде галлюцинаций или псевдогаллюцинаций. Про бред мы ничего не говорим, поскольку не родился ещё тот психиатр, который смог бы чётко и явно дифференцировать всё то, что говорит пациент от лица альтернативных личностей и бред. Это просто невозможно.

При диссоциативном расстройстве человек может «переключаться» с одной личности на другую

Такое заверение достаточно серьёзно снимает налёт романтизма с данного расстройства и не оставляет почвы для спекуляций на счёт подтверждения реинкарнаций душ. Существует ли такое на уровне метафизики, возможны ли новые воплощения? Это отдельная тема, а мы говорим про диссоциативное расстройство идентичности, симптомы которого исключают построение скороспелых теорий.

Стоит увидеть:  Неврология: болезнь Альцгеймера

Диссоциативное расстройство личности, что это такое в плане истории объяснений?

Сначала пытались видеть в этом расстройстве признаки некоего магнетического сомнамбулизма. Такое видение сохранялось с конца 1700-ых годов до 1870-ых. В основном из-за того, что в тот период период был в моде месмеризм и часто проводились будоражащие воображение представителей света опыты гипноза. Множественные или дуальные личности, как тогда это называли, соотносились в основном с этим явлением. Наверное, говоря словами того времени, личного магнитизма.

В период же после 1888 года взгляды стали меняться и приобретать вполне современные черты. Так, впервые что-то подобное современному взгляду появляется уже в книге врачей Буррю и Бюрро «Вариации личности». При этом до первой половины 40-ых годов 20-го века описываются единичные случаи, а в 1943 году даже появляется мнение о том, что случаи более не встречаются.

Не исключено, что даже и справедливое, поскольку в современной психиатрии диссоциативные расстройства именно такого типа являются даже не экзотикой, но почти отсутствующим вариантом диссоциативности.

Следует указать и на критическое отношение к существующим методам диагностики, которые изначально утверждают, что «расщепление» личности порождает автономные единицы. В первую очередь это относится к провалам в памяти, которые, с точки зрения критиков, следует считать мнимыми. Как только пациент возвращается к своей изначальной личности, то прекрасно помнит её историю, все связанные с нею события. Это говорит о том, что мы имеем дело с амнезией, вызванной исключительно психотическими причинами, более наигранной, чем реальной. Совершенно не обязательно, чтобы эти проблемы были связаны с явными травмирующими факторами в виде агрессии со стороны кого-то. Хватит и внутреннего конфликта в виде травмирующего фактора.

Мы сомневаемся в том, что вопрос о том, как лечить диссоциативное расстройство личности имеет какую-то актуальность. Две причины для того, чтобы не имел.

  1. Как уже говорилось выше, расстройство не просто экзотическое, но уникальное, встречается крайне редко и немногие случаи не остались без внимания.
  2. Это расстройство может быть сфабрикованным психическими автоматизмами, а уже это прокладывает некий «мостик» к шизофрении. Но тогда нам и нужно думать про терапию шизофрении, а не чего-то ещё.

Поясним второй пункт. Всем известна фамилия Кандинского, которая связана с синдромом автоматизмов, но мало кто знает о реальной судьбе этого психиатра. Он страдал наличием псевдогаллюцинаций и первым описал психические автоматизмы. Однако, в ходе одного из приступов, Виктор Хрисанфович в конце концов «впустил» в себя другую личность. В его онейроидном синдроме он совершал какие-то действия в Китае, был его властителем, но его захватили враги. На самом деле это была отправка в психиатрическую лечебницу. В конце концов он, не он в реальности, но диктатор Китая, запланировал побег. И тут он стал Макаровым, своим бывшим командиром времён службы на флоте. Кандинский отлично передаёт голос старого моряка, его манеру держаться. При этом отмечено, что в обычном состоянии он не был замечен за подражательством или игрой в драматических кружках.

Дальнейшая история Виктора Хрисанфовича трагична. Он принял огромную дозу снотворного, желая избавиться от нестерпимых мук, которые вызывались расстройством психики. Чуть позже, издав его последние работы, покончила с собой и его супруга Елизавета Карловна. У нас принято осуждать самоубийц, многие считают их слабаками, а кто-то греховными людьми. К доктору Кандинскому всё это не имеет никакого отношения. Он находил в себе мужество описывать свои видения, даже вызывал их искусственно, чтобы изучать. Большой стресс и сильное переутомление у него вызвали заседания по поводу выработки судебной стратегии по отношению к больным, которые совершили преступления. Кандинскому удалось добиться того, что таких стали признавать невменяемыми и освобождать от уголовной ответственности. Но вот как отразились трудные дебаты.

Мужественный человек, который пал жертвой своего расстройства. Это тяжёлая ситуация, и мы не имеем никакого права на осуждение этого необычного и умного учёного.

Последствия диссоциативного расстройства могут быть плачевными

Однако, что нас интересует в этой истории? Какое-то время Кандинский позволил себе быть другим человеком. Говорит ли это о том, что его личность «расщепилась»? Нет, потому что образ его бывшего флотского командира «вошёл» в него, чтобы быть более ловким, смелым и совершить побег из лап воображаемых врагов. Напомним, сам Кандинский на тот момент считал себя диктатором Китая. Что мы имеем? Стресс и утомление от долгого участия в дебатах, изначальную предрасположенность к возникновению помрачения сознания, в данном случае — онейроидному, согласие с тем, что одна личность вытесняется другой. В результате на какое-то время больной стал другим человеком.

Стоит увидеть:  Диссоциативная анестезия

В обычных условиях такой метод можно рекомендовать всем тем, кто стремится добиться чего-то большого и значимого. В уме создаётся образ героя, человека сильного и мужественного. Он представляется вошедшим внутрь тела или находящимся рядом и дающим свою силу для совершения действий.

Человек с расстройством психики интуитивно приходит к такому способу, но сама методика захватывает его целиком. Можно сказать, что не срабатывают механизмы «выключения» активности другой личности. Или больной не хочет, чтобы они срабатывали и предпочитает быть кем-то ещё — никогда не существовавшим или знакомым, вызывающим уверенность.

Интересно. Мы начали с того, что шизофрения и диссоциативное расстройство — это совсем разные вещи и вдруг заговорили про что-то параноидную шизофрению и напоминающее. Где же у нас логика, как мы её потеряли?

Ничего не потеряно. Всё зависит от самого взгляда на структуру психозов. Автор ни в коей мере не является противником самого выделения нозологических единиц и даже не думал о том, чтобы пытаться пересматривать критерии диагностирования шизофрении. Однако сама практика показывает, что у расстройств не существует каких-то твердокаменных границ. В определённых обстоятельствах люди ведут себя сходным образом. Если больной с однажды выявленной и несколько раз подтверждённой параноидальной шизофренией вдруг предстанет перед докторами в облике новой личности, то это не просто так. Причиной могут служить многократно упомянутые нами психические автоматизмы. В случае с Кандинскими в одном «флаконе» слились два фактора. Для решения задач, которые поставило расстройство психики, нужно быть кем-то более опытным в военном деле. При этом сам больной воспринимал свои мысли чужими, а это значит, что «переключение» на личность бывалого моряка было по-своему разумным.

Лечить расстройство следует, обратившись к психотерапевту

Напомним, чтобы не представлял больной, чтобы он не считал, мы имеем дело с его психической реальностью, а не его вымыслом или домыслами.

Тем не менее, говорить о том, что шизофрения — это «расщепление» личности на базе того, что больной Кандинский счёл себя моряком Макаровым совершенно не корректно. В структуру шизофрении могут входить самые разные симптомы самых разных расстройств. Могут присутствовать элементы расстройства настроения, сам больной с диагнозом F20 может пить спиртное, как и его родители, его личность может быть тревожно-уклоняющегося типа, у него могут наблюдаться диссоциации, но это не означает, что шизофрения — болезнь именно алкоголиков и диагностируется по наличию диссоциативной фуги, представлению себя в виде кого-то ещё или депрессии. У шизофрении есть собственный симптомокоплекс в виде сочетания негативных и продуктивных симптомов, которые нарастают со временем и ведут к возникновению устойчивого дефекта психики. При этом, в случае анализа психоза как такового, исключается всё соматическое, включая органическое диссоциативное расстройство, как и всё то, что вызывается приёмом алкоголя, наркотиков и подобных веществ.

Преобладающим симптомом диссоциативности является психогенная амнезия. К примеру, диссоциативное двигательное расстройство — это своеобразная утрата знаний о том, как использовать конечности. Внешне всё будет выглядеть так же, как паралич, обусловленный органическим заболеванием, но никаких соматических проблем наблюдаться не будет.

Диссоциативные расстройства — это не выключаемая защитная реакция, которая может принести не меньше проблем, чем физическое заболевание. Не так уж и важно, что не даёт человеку ходить — травма позвоночника или расстройство психики, если он пару лет не ходит, и никакая терапия не помогает.

Диссоциативное расстройство личности, как лечить?

Само по себе — никак медикаментами, а про работу психотерапевта сложно сказать что-то однозначное, поскольку встречается такое крайне редко. Зависит от базовых основ, на которых стоит сам психотерапевт. В любом случае не следует принимать чью-то сторону во внутреннем конфликте. Совершенно непонятно, что дал бы в таком случае инсайт.

Следует быть готовым к тому, что справиться с расстройством не так уж легко

Хочется верить, что погружение в травмирующую ситуацию должно принести свои плоды, но это было бы верным, если конфликт удалось бы решить, а не усугубить.