Паранойя и ангедония

Шизофрения, если речь идёт о блоке F20, а не всяких чудесах личностного характера, это сон наяву. Большая часть экспериментов со сном показывает, что во сне люди испытывают примерно тоже самое, что испытывают граждане с диагнозом «параноидная шизофрения». Отсюда можно сделать вывод о том, что, при всех страстях и прочих крайностях, само по себе состояние не является неестественным для человека. Неестественно то, что психика работает в режиме сна тогда, когда все другие люди решают экономические, математические, политические и даже культурологические задачи, и при этом не спят. Дальнейшая логика уходит в мир теней. Откуда кто мог бы знать, что с ним произойдёт во сне, что происходит во сне с кем-то ещё? Что-то происходит, но вливание информации из подсознания всегда даёт непредсказуемые эффекты.

Параноидную шизофрению нельзя путать с личными особенностями характера

Сон наяву

Представьте себе, что вы оказались в состоянии «прозрачного сна». Проснулись от чего-то в 4 утра. Часть вас уже не спит, а часть ещё спит. Существует даже такая возможность — понять, что неожиданно проснулся, вспомнить ярко и отчётливо, что за сновидение только что переживалось, восстановить переживания и вернуться в сон. В тот же самый сон, который только что снился. Постепенно увеличивая эти промежутки можно добиться и эффекта, когда во сне сохранится что-то от бодрствующего сознания. «Пронесённая» в сон осознанность просто не может быть равносильной той, что присутствует в повседневности. Если анализировать её по таким меркам, то мы и получим классическую триаду шизофрении:

  • разорванность мышления, расщепление сознания;
  • амбивалентность;
  • аутизм.
Паранойю и шизофрению иногда сравнивают со «сном наяву»

Это признаки даже не самого сознания во сне, а того, что будет заметно, если каким-то образом заставить человека спать наяву. Поэтому ответ на вопрос о том, что чувствует больной шизофренией удивительно прост. То, что чувствуют все люди в то время, когда они спят. Это могут быть и кошмары, и сны интересные, странные, причудливые и даже наполненные информационными потоками. Всё это можно сказать и про шизофрению.

Стоит увидеть:  Паранойя и шизофрения: отличия

Стирание ярких эмоций

Обычно у больных наблюдается снижение аффекта. Это связано в первую очередь с тем, что сознание отрывается от реальности и прогредиентность в основном опирается на этот отрыв. Чем он больше, тем более злокачественным признаётся патогенез. При этом больные не могут фантазировать вне рамок, которые установили индивидуальные особенности отрыва и построения второй «реальности». Эта вторая и обеспечивает характер сюжета бреда. Если человек подвинулся на том, что за ним следят сотрудники спецслужб, то очень низка вероятность того, что завтра за ним начнёт гоняться огромный плотоядный кот. Он так и будет выражать бред преследования. Он может сочетаться с бредом воздействия, но в виде развития того же сюжета. Спецслужбы «научатся» считывать его мысли, воровать их, но вряд ли они когда-то превратятся в марсиан.

Эмоциональный накал при шизофрении может то спадать, то снова подниматься

При этом многократное повторение одного и того же приводит к обеднению эмоциональной сферы. Шизофрения и эмоции связаны таким образом. В определённый момент острое чувство опасности от преследования и воздействия бледнеет. И больной начинает рассказывать о том, что эта слежка за ним так его измотала, что он готов был покончить с собой. Но при этом на лице нет отражения эмоций. Голос точно так же не подтверждает их интонациями. Будто бы вещает какое-то радио, и диктор монотонным голосом зачитывает совершенно не интересный для него текст. Шизофрения и чувства — это явления взаимосвязанные тем, что нарушается скорость реагирования. Большое чувство может «размазаться» по эпизоду. Поэтому автор этой статьи достаточно часто говорит о том, что расстройство подобно гиперкубу со стенками, направляющимися внутрь. Это стирает ощущение времени. Больные находятся не в состоянии «здесь и сейчас», а в состоянии «всегда».

Стоит увидеть:  Сенильная паранойя

Характерно, что все обычные проблемы эмоциональной сферы при параноидальной шизофрении и ряде других расстройств психики приобретают другие формы восприятия или вообще не осознаются в качестве проблем. Паранойя и ангедония тоже связаны между собой, но пациент осознаёт то, что он давным давно утратил способность переживать радость. Он может привязать это к теме своего бреда. К примеру, непризнанный изобретатель запросто заявит о том, что он стал таким из-за пренебрежительного отношения к его, без всякого сомнения, полезному и нужному изобретению. Паранойю можно рассматривать в качестве своеобразной устойчивой и замороженной премьеры шизофрении, которая развивалась как раз в индивидуальных особенностях рамок оторванности от действительности.

Страдая ангедонией, человек осознаёт то, что он давным давно утратил способность переживать радость

У человека сохраняется многое из того, что присуще людям. Шизофреник же, даже в период ремиссии, сам по себе про депрессию, ангедонию, аутизм обычно не задумывается. Многие на самом деле понятия не имеют о том, что бывает иначе, поэтому и проблемным такое состояние не считают.