Пиромания

Обычно пиромания в литературе по психологии и психиатрии трактуется слишком узко, в качестве патологической тяги к поджогам и наблюдению за пожаром. На самом деле сюда же можно отнести ещё и стремление что-то взрывать. В МКБ-10 это явление отнесено к расстройствам привычек и влечений. Всем известно, что наблюдать за огнём хорошо и приятно, как говорится, можно смотреть на огонь и море хоть всю жизнь. Масса людей любит фейерверки, которые устраивают на Новый год и по другим праздникам. В чём разница, чем всё это отличается от патологического влечения к поджогам и взрывам, которое в МКБ-10 имеет свой код F63.1?

Пиромания — это не только тяга устраивать пожары, наблюдая за ними, но и стремление что-то взорвать

Пиромания, что такое и как выражается?

Если речь идёт о расстройстве поведения в зрелом возрасте, то присутствуют его характерные черты — практическая ненужность и невозможность отказаться от совершения действия. Разумеется, теоретически остановить-то себя пироман может, он не находится в плену у галлюцинаций, только редко это происходит, а если и происходит, то только на уровне отказа от поджога в одном месте, чтобы совершить его в другом. Если бы ему что-то поджигать и взрывать приказывали голоса, то это уже было бы каким-то из расстройств шизофренического спектра. Тут всё одновременно и сложней и проще. Галлюцинации не заставляют, но элемент принуждения изнутри психики присутствует. У человека возникает тяга к совершению действия, которая представляет собой нечто среднее между азартом, одержимостью и манией. При этом ему мало пойти в лес и разжечь там костёр, не устроит и созерцание пламени камина. Что-то должно гореть так, чтобы это было бедствием.

В судебно-медицинской психиатрии известны случаи, когда отдельные субъекты за свою жизнь умудрялись совершить сотни поджогов. Так же считается, что пироманией иногда страдают некоторые пожарные. Сами поджигают, а потом сами же и тушат дома, магазины, склады, киоски. При этом нужно исключить, что поджигатели скрывают следы какого-то преступления или стремятся к премиям за тушение пожара. Их интересует только сам огонь в виде события, которое относится к разряду чрезвычайных происшествий.

Трудно сказать, что ждёт таких «прометеев» в наши суровые дни, когда общественность всех стран мира опасается угроз терроризма. К счастью, в виде явного расстройства встречается такое очень редко.

В детстве пиромания в мягкой форме касается примерно 40% мальчиков. Да и некоторые девочки тоже любят что-то поджечь или взорвать. В годы СССР то и дело слышались хлопки бомбочек с карбидом. Так же в огонь летели пульки, которые добывались невероятным путём, и баллончики от домашних аппаратов для создания газированных напитков. Иногда юношеская пиромания сочетается с вандализмом. Жители больших городов встречаются с таким явлением редко. А вот провинциалам такая картина хорошо знакома. В годы СССР массовым увлечением было садоводство. Вокруг каждого городка было садов и дач изрядно. Это не дачи в плане коттеджей, а совсем маленькие домики и участок в шесть соток. Потом люди поняли, что всё это хлопотно, долго. Проще покупать в торговых сетях картошку и соленья. Многие товарищества закрыты, а используются по назначению не более 30% старых садов. Ну а садоводами являются чаще всего пенсионеры. Так вот можно найти сотни сгоревших дачных домиков. Молодые люди выискивают заброшенные участки и устраивают ночные пожары. Никакой практической пользы в том нет. Их охватывает жажда хулиганства с непременным поджогом. Так что, пусть и не в классической форме, но это тоже пиромания.

Пиромания — это не просто стремление, а увлеченность

В каком-то более менее интеллигентном виде такое увлечение коснулось и автора этих строк. Уже достаточно взрослым, в 9-ом и 10-ом классе, с одним приятелем мы делали довольно примитивные модели ракет или самолётов. Никак к моделизму такое хобби отнести нельзя. Бралась жесть, находились какие-то трубки, внутрь засыпалась смесь, которая представляла собой примитивный аналог топлива для ракет, и всё это запускалось. Если такая ракета взрывалась на старте, то удовольствия было даже больше. Мы хотя бы делали это на пустырях и соблюдали меры безопасности. Не всегда хорошо, но никто не пострадал. Правда, один раз запустили ракету прямо с балкона, что создало в квартире ужасное задымление. После этого от увлечения отказались.

Стоит увидеть:  Острая алкогольная интоксикация

В общем-то охватывает такое же безудержное стремление что-то делать, как и коллекционеров, всех увлечённых людей. Только радость коллекционеров чем-то обладать, а пиромания — это безудержное желание поджечь, взорвать и посмотреть на то: взрыв или пожар. Визуальная картина разрушения чего-то огнём даёт встряску сознанию. И это вызывает комплекс эмоций, которые и представляют собой самое важное во влечении. Влечёт не столько огонь, сколько собственное состояние.

В лёгкой форме это проходит само по себе, к примеру, после первой же неприятности, как у нас с приятелем. В более серьёзной, когда уже впору говорить про психическое расстройство, излечиться так же трудно, как и от тяги к азартным играм.

Однако можно с огромной долей уверенности утверждать, что такое состояние не существует само по себе у полностью здорового человека. В таком случае нужен комплексный анализ индивидуальных особенностей пациента, и он непременно покажет, что это только одно из проявлений общей личностной и психической патологии.

Вот в этом трудность всех влечений, привычек, всего того, что относится к личностным расстройствам. Тяга человека к спиртному обусловлена его конституцией, а она связана с:

  • какими-то расстройствами;
  • неврозами;
  • возможными психозами.

В результате уже невозможно ставить вопрос о лечении лудомании, клептомании или того же алкоголизма в его отрыве от основного заболевания.

Для лечения пиромании важно узнать причину этого расстройства, его истоки

Все проблемы наркологии стоят на том, что люди думают в рамках вопроса «можно ли бросить пить?»… Кому? Правильно ставить вопрос об излечении алкогольной зависимости у личности невротического типа или о том, как избавиться от лудомании пациенту с биполярным аффективным расстройством при текущем эпизоде тяжёлой депрессии с психотическими симптомами. Сразу внимание переключится на основную проблему.

Поэтому и ответ на вопрос о том, что такое пиромания нужно искать где-то на уровне основного синдрома конкретного человека. Думать о том, что за расстройство у него, что вылилось в такую форму тяги к поджогам.

Так поведенческое ли это расстройство? А может быть всё же аффективное?..

Можно подумать, что раз это расстройство поведения, то очень действенными могут оказаться методы когнитивно-познавательной терапии. На практике помогают они далеко не всегда. Полный аналог возможности применения методов КПТ в ходе лечения алкоголизма. Дело в том, что расстройства поведения ближе всего к аффективным, хотя и классифицируются в качестве чего-то, что относится к личностным. На самом же деле поведение объясняется формой мании или гипомании. Уже при подготовке к поджогу или взрыву человек испытывает необъяснимую эйфорию. Она требует появления какого-то события — яркого, значимого, способного захватит внимание целиком. В принципе это могла бы быть любая диверсия, убийство или что-то ещё, такое вот грандиозное. Но пироманы не садисты, они не хотят чужих мучений. Если сгорит дом, и его владельцы будут страдать, то они могут испытать чувство сострадания. К их чести, пироманы способны поджигать и своё имущество. Главное, чтобы картинка события охватила внимание целиком, и стресс погасил бы маниакальную фазу.

Как правило, пироманы не настроены на поджог людей, их больше интересует имущество

Эта область не очень хорошо изучена психологами, потому что пироманов на белом свете очень мало. Однако, если уж искать в их поступках какую-то логику, то она является логикой поведения и мышления человека в маниакальной или смешанной маниакально-депрессивной фазе любого расстройства, при котором уместно говорить про таковую.

Поступок играет роль «громоотвода», благодаря его осознанию человек расслабляется. Как уже говорилось выше, пироманы в дефиците. Тем не менее, из всего того, что про них известно можно сделать одно предположение. И даже не именно о пиромании речь… Мы знаем о наличии убийц-маньяков. Часто их преступления связывают ещё и с половой девиацией. К примеру, садист душит девочку и получает от того чувство экстаза. Это же его успокаивает. Примерно тоже самое ищет и психологический поджигатель. Просто один связал экстаз с убийством девочек, а другой с поджогом. Но экстаз-то им нужен не для нескольких секунд сомнительного удовольствия, а из-за того, что за ним следует релаксация.

Стоит увидеть:  Амавротическая идиотия

Предположение интересно тем, что создаёт своеобразный критерий диагностирования. Если человек способен произнести фразу «пока не сделаю это — не успокоюсь», то он уже пациент. Ну а если ему просто нравится, но он может без этого обойтись, то нет.

Помочь пироману может психотерапевт

Отсюда же сделаем вывод о том, что необходимо в плане экстренной или обычной психотерапии. Всё то, что содействует расслаблению. Конечно, в тяжёлых случаях — медикаменты, а во всех остальных — обучение тому, как получить расслабление без совершения этого поступка «громоотвода».