Ремиссия при шизофрении

Шизофрения — это непредсказуемое расстройство психики. Выражение его непредсказуемость врачи и учёные умудрились описать. Количество вариантов конечно. Может пациент с годами станет параноиком с устойчивым дефектом психики, может быть вообще исцелится, но в век постмодернизма чего-то совсем уж оригинального с ним не случится. С начала 20-го века, когда и появилось это понятие, учёные описали уже все варианты патогенеза. Времени было достаточно. Однако это не отрицает того, что заболевание протекает по индивидуальным законам. Народная фраза «каждый с ума сходит по-своему» во многом верна. Эта индивидуальность выражается в том, что у каждого имеются свои жизненные ситуации, а синдромы имеют свойство сочетаться.

Случаи, когда поток расстройства длится постоянно, достаточно редки. В тоже время ремиссия при волнообразном течении понятие достаточно условное. В подавляющем большинстве случаев её качество с годами снижается. В «светлые» промежутки больные сохраняют какие-то элементы острых форм в сниженном, остаточном варианте. Но этой остатоточности остановится всё больше. Ответить на вопрос о том, сколько длится лечение шизофрении в больнице достаточно просто — месяц или чуть меньше. Причина достаточно проста… За это время активное использование нейролептиков успевает купировать основные симптомы. Полноценным излечением это назвать невозможно, но это не означает, что врачи выписывают не долеченных больных. Никто и никогда не укажет на вылеченных полностью. Поэтому критерий выздоровления — это снижение негативности симптоматики.

Шизофрения: ремиссия в своей реальности

Один психиатр рассказывал вот про какой случай. Больного выписали, а он вернулся тут же в больницу. Причина очень проста. Он поехал домой на автобусе и его трясло — дороги у нас плохие. Ему показалось, что «мозга сотряслись», и он в испуге вернулся, чтобы ему их «вправили» назад. Разумеется, это субъективная человеческая оценка ситуации самим пациентом и приводится лишь в качестве иллюстрации того состояния, которое пригодно для выписки и отправления пациента под наблюдение по месту жительства. Он же не убежал в лес от того, что инопланетяне протрясли его мозг. Он всё понял и вернулся туда, где ему могли помочь.

Ремиссия при шизофрении — это снижение, но не выздоровление. Её течение непредсказуемо даже при осложняющих факторах. Есть сроки между одной госпитализацией и другой, но это не означает, что все больные в момент промежутка вдруг становятся здоровыми.

Попробуйте провести эксперимент. Это совершенно не опасно, не волнуйтесь. Уберите из головы любые цели. Просто сидите на стуле или в кресле и смотрите в окно, не стену. Не медитируйте, не молитесь, не читайте. Посидите 10 минут просто так. А потом возьмите тетрадь и начинайте записывать все свои мысли. Трудно, конечно, но любопытно. Просто то, что приходит в голову. Продержались хоть 20 минут за таким занятием, а потом закройте тетрадь. Открывайте через день и читайте. Боже! Это форменный бред сумасшедшего. Какие-то обрывки ассоциаций. Автор этих строк ловит себя на том, что он одновременно думает про шизофрению, про этот сайт, про высокие цены, про боль в спине, про то удалась ли его жизнь, вспоминает женщин, с которыми он был близок, и приходит к выводу, что пора… Пойти и заварить чайку, положив тем конец этому безобразию.

Если вам лень писать, то проговаривайте мысли и записывайте звук. Только потом сразу стирайте файлы, а то вдруг кто увидит. И тетрадку порвите… Никто же не будет вдаваться в тонкости наших экспериментов.

И это у каждого так. Это не критерий наличия бредового расстройства, а особенность ума. Если поставить перед собой задачу решить квадратное уравнение, то какой-то процент сознания начнёт заниматься делом — выполнять поставленную задачу. Но далеко не факт, что и в ходе этого процесса мысли не будут «убегать» в сторону высоких цен, любовных отношений и подобного. В сознании шизофреника не происходит какого-то «сбоя» и ничто не «расщепляется» более, чем у других граждан. Имеющееся и так расщепление актуализируется и приобретает фантасмагорический характер. Нейролептики снижают реакцию психики на происходящее в сознании, но не меняют это сознание. Его изменить вообще невозможно. Может быть изменить получилось у Будды, каких-то других подвижников. Или не изменить сам ум, а создать для него другой комплекс функционирования.

Исход шизофрении

В связи со всем этим невозможно указать на последствия шизофрении. Если под нею иметь в виду эпизод, то он или продолжается, или активность негативных факторов снижается, или они исчезают вовсе. Может быть на три дня, может быть на семь лет, может быть навсегда. В классической схеме последствиями является фаза наличия стойкого и яркого шизоидного дефекта психики. Только не спрашивайте о том, что это такое, а то придётся рассказывать про паранойю, отличную от параноидной шизофрении.

Цель психиатрии — достижение стойкой ремиссии, которая будет соответствовать факторам полного исцеления. Посмотрите на заголовки газет. Кого-то облили зелёнкой, где-то обстреляли автобус, потом запретили ряд СМИ и ресурсов в Интернете, голые женщины прошли маршем, молодой мужчина ловил в церкви покемонов, а потом ругался матом и выложил это в Интернете. Кто же это у нас здоровый? Где? Как только узнаете, что по телевизору будут показывать здоровых людей, то непременно оставьте комментарий под этой статьёй. Будем вместе заниматься психологической гигиеной, давать обществу положительную информацию. Цель достижима в таком же отношение, как достижимо просветление, слияние с Богом, построение гуманистического общества всеобщего счастья. На это можно только надеяться, в это нужно верить, может быть и мечтать об этом. Шизофреник, который мечтает о полном исцелении на правильном пути.

Стоит увидеть:  Сколько лечат шизофрению в психушке

Не нужно спрашивать и о том, какие последствия будут, если не лечить шизофрению. А кто вам сказал, что её нужно лечить? Вопрос стоит иначе: что будет, если не купировать симптомы? А кто мог бы это знать? Может само отпустит, может быть суицид, преступление, несчастный случай, а может быть ничего не будет. Если вы прочитаете где-то, что шизофренику обязательно нужна психиатрическая помощь в виде лечения, то знайте, что это написал человек очень далёкий от практики, теории, от всего, что относится к теме. Может субъект обходится своими силами — пусть обходится.

Взаимоотношения с близкими показывают, началась ли ремиссия больного шизофренией

Исключение составляет только его взаимоотношение с близкими людьми. Что делать, когда больной третирует членов своей семьи, выкидывает в окна вещи, бросается на людей, шумит или угрожает? Сам же он лечиться не желает. Тут можно вспомнить одну шутку…

  • Вы поступаете по закону или по справедливости?
  • По обстоятельствам.

Именно так и нужно поступать…

Выкиньте из головы мифы:

  • в психушке ужасные условия;
  • психиатры издеваются над больными;
  • все санитары садисты;
  • больной от лечения станет «овощем».

Психиатрическая клиническая больница — это не санаторий и не пятизвёздочный отель, но в целом условия для жизни и лечения вполне пригодные. За всех сказать нельзя, часто санитарами становятся просто, потому что нет работы, но какие-то страсти возникли в основном из искусства и относятся к временам давно ушедшим в прошлое. Всё наоборот. «Овощем» можно назвать не только того, кто сидит и молчит всю жизнь, но и того, кто не ведает того, что творит. Из психушек-то люди выходят как раз тогда, когда уже ведают, всё понимают и к какой-то жизни в социуме готовы.

Правда, добиться госпитализации без воли больного крайне сложно. Придётся собрать массу подписей, побывать везде и всюду, побеседовать с чиновниками, полицией, соседями. Иначе нельзя, если бы людей просто так помещали бы в больницы, то нашлись бы и те, кто захотели бы отправить туда нежелательных для них персон.

Проблемы ремиссии

Реабилитация больных шизофренией вполне возможна, но понимают под этим не то, что нужно. Мы привыкли судить так — вот тут больной, а тут выздоравливающий, а этот уже здоров. Применительно к подобным психическим расстройствам все эти термины нужно брать в кавычки. Какие-то больные могут целыми днями носиться по улицам. Им кажется, что есть масса важных и неотложных дел, или дел нет, но они всё куда-то идут, спешат. Большая же часть страдает аутизмом. Говорить про реабилитацию просто так смысла нет. Чего именно нужно добиться? Следует учитывать, что мы не можем точно определить, что повлечёт за собой активность или пассивность в каком-то конкретном случае. Иногда лучше не вмешиваться и предоставить каждого своей карме.

Аутизм может быть совершенно естественной формой самопомощи, а может превратиться в дополнительный фактор страданий. Здесь нужно исходить из самих желаний больного. Если он хочет, чтобы от него все отстали, то зачем к нему приставать с предложениями погулять? Другое дело, когда амбивалентность не даёт больному построить правильный поведенческий ряд, он стремится наладить свою жизнь, но у него не получается. Тут вот как раз и нужна помощь психотерапевта.

Шизофрения в стадии ремиссии — это ещё и постоянный приём нейролептиков. Нужно учитывать то, какой эффект вызывают они. Главное не ставить перед больным невыполнимых или слишком сложных задач. Сами больные и их окружение должны понимать, что определённые отклонения просто неизбежны. К примеру, не нужно ждать, что любимая жена будет готовить еду, убирать в квартире, заботиться о детях и проявлять свои эмоции так, как это было давным-давно. Что было, то прошло. Умейте приспосабливаться к тому, что есть, а не добиваться того, что вам бы хотелось.

Даже в случае ремиссии к больным нужен особый подход

Статистика и практика

Официальная статистика шизофрении в России не занижена, но реальных шизофреников у нас намного больше, чем стоящих на учёте у психиатров. Дело в том, что с момента перехода официальной диагностики на критерии МКБ 10, а это произошло в самом начале 21-го века, невозможно поставить диагноз «вялотекущая» шизофрения. Такого там просто нет. В годы же СССР он и был основным. Найти такую шизофрению, если хорошо поискать, можно чуть ли не у каждого. В результате психиатр в какой-то мере был своеобразным судьёй и мог «упечь» каждого.

Стоит увидеть:  Сильная молитва от шизофрении

Если бы сейчас вернулись те времена, а законодательство тогда позволяло насильственное помещение в больницы, то скорее всего в них оказалось бы более миллиона человек. Лечение без согласия возможно и сейчас, но для этого нужно, чтобы состояние гражданина отвечало следующим критериям:

  • представляет угрозу для общества, безопасности других людей;
  • представляет угрозу для себя;
  • доставлен в больницу в беспомощном состоянии.

Эти поправки в законодательство были внесены около пяти лет назад. Законопроект достаточно долго рассматривали в ГД РФ. Определить же всё это просто так, при визуальном осмотре и краткой беседе с предполагаемым пациентом, невозможно, поэтому разрешена краткосрочная госпитализация для наблюдения за возможно больным гражданином. Регламентируется это статьёй 302 ГПК РФ.

Количество шизофреников в нашей стране намного больше, чем утверждает статистика

Случай должен быть достаточно серьёзным. Если есть на то основания, то у врача-психиатра есть исключительное право на подачу заявления в суд. Если решение будет положительным, то он начнёт лечение на основании суда первой инстанции. Это может произойти, если больной дня через три обследования отказывается от лечения, а психиатр считает, что оно необходимо. Этим правом не наделены даже сотрудники прокуратуры. Закон требует, чтобы психиатр указал степень опасности или беспомощности и аргументировал это. К примеру, кидался на жену с топором и укусил фельдшера скорой помощи — это основание, а созерцание розовых слоников в состоянии бодрствования — нет.

Шизофрения: статистика и социальные факторы

Шизофрения в России стала достаточно большой социальной проблемой. С одной стороны жестоко и преступно оправлять людей на принудительное лечение по той причине, что они имеют странные идеи. С другой — шизофреник может никого и не кусать, не гоняться с топорами. Он может обращаться с заявлениями в суды, полицию, вызывать пожарных, ему могут мерещиться террористы с минами. Если он ранее не лечился, то иногда очень трудно отличить бдительного гражданина от больного. Представьте себя на месте человека на которого больной напишет заявление о том, что он наркоторговец и заявитель видел, как он продавали наркотики школьникам. Заявление будут рассматривать в обязательном порядке. А что случится дальше — сказать очень трудно. Обвинения-то, скорее всего, не возникнет, но стоить всё это будет труда и волнений, могут потребоваться и затраты на адвоката. Это всё реальность наших дней — не фантазии автора, а вполне себе примеры, которые имели место быть в действительности. А их всё больше и больше… Ещё в течение относительно благополучных 2010-13 годов число официально зарегистрированных случаев помутнения рассудка росло на 10-12% в год. И это вполне понятно. Реактивной шизофрении не бывает, но экономические трудности создают условия, когда психика постоянно переваривает негативную информацию, а уже это является провоцирующим «толчок» состоянием. Тот самый психический метаболизм, о котором писал ещё Антон Кемпинский и который он сравнивал с энергетическим. И даже смело использовал термин «психо-энергетический метаболизм».

Это ещё одна трудность, которая затрудняет решение почти нерешаемых задач психиатрии. Шизофрения в России статистику имеет угрожающую, но причины ищут совсем не там, где они находятся. Говорят какие-то странные вещи про массированную атаку на психику со стороны СМИ и искусства. Кино вы забудете уже завтра, а про долг по ипотечному кредиту будете помнить до тех пор, пока не погасите. Общая статистика — это как средняя зарплата россиянина. Одни получают доход в миллионы, другие едва доскребают до 12 тыс., значит средняя у нас где-то в районе 2-ух тысяч долларов. Статистику нужно строить при анализе регионов, областей, районов, даже кварталов и сёл. Если взять карту нашей необъятной и отметить все проблемные места, а потом наложить на это места с наибольшим количеством зафиксированных случаев, то они совпадут. Проблемные — это те, где меньше уровень экономического развития, меньше уровень образования, труднее найти работу, выше социальный прессинг и где имеется вредное производство. При этом к понятию «вредность» нужно подходить широко. Один психиатр называл местную швейную фабрику фабрикой безумия. Ну он-то хорошо знал, что там больны 80% сотрудниц. Шум, монотонная работа, пыль, духота. Ничего полезного в этом нет.

Вопрос шизофрении в нашей стране не только актуален, но и является крупной социальной проблемой

Реабилитация при шизофрении упирается в факторы, перед которыми медицина на 100% бессильна. От того, что на работе постоянные конфликты, сама она нудная и монотонная, не интересная, с ума не сходят. Но всё это провоцирует ситуацию, когда премьера происходит с большей вероятностью. Но куда же денется больной, которому дали третью рабочую группу, если он работник единственного в городе предприятия, с этой агрессивной средой? Туда он и вернётся…