Цветные сны как признак шизофрении

Мифотворчество является одной из основ порождения культурологической среды. Говоря проще, ни одно животное не врёт так часто и так изысканно, как человек. Особенно хорошо это видно на примере психических расстройств. Шизофрения окружена мифами, как и всё непонятное и неразгаданное. Вот так сразу трудно представить себе какой-то ещё блок диагнозов вокруг которого так много мифов. Первой на ум приходит версия о том, что шизофрения — это «расщепление личности». Ничего подобного. Правильное название того расщепления «Диссоциативное расстройство идентичности», а его код в МКБ 10

F44.8. Наше же расщепление связано с мышлением, сознанием и эмоциональной сферой. Да и при том, личность не расщепляется. Это вообще набор компонентов. У тех больных появляется уверенность в том, что в одном теле живут несколько персонажей. Один из них может подмять под себя других, но сам характер расстройства вполне заслуживает отдельного диагноза, отличного от шизофрении.

Являются ли цветные сны признаком шизофрении?

Шизофрения: цветные сны ли её выражают?

Другие «признаки» напридумывали по принципу «что вижу, о том и пою». Известно, что больные шизофренией той или иной формы видят цветные сны. Но это не говорит о взаимообратной связи. Если кто-то ещё видит цветные сны, то это не означает, что у него расстройство психики. Гипотеза о том, что за цветные сны отвечают те же участки головного мозга, что и за галлюцинации не совсем валидна. Но даже если это и так, то напомним, что зрительные галлюцинации, — образы чего-либо, явление очень редкое. Чаще всего при параноидной шизофрении слышат голоса, а не видят что-либо. Образы же, при внимательном анализе, часто оказываются псевдогаллюцинациями, в чём-то ближе к ложным воспоминаниям или онейроидному состоянию. Да и вообще… Если больной утверждает, что он видит Наполеона, крокодила, слоника или ангела — ему далеко не всегда можно верить. Можно и верить, но вытащить из него все подробности чаще не получается. Это понятие «видеть» более относится к психическому восприятию себя, который как бы видит что-то, но перед глазами чёткой визуальной картинки нет. Образные галлюцинации более похожи на визуализации или сон в состоянии бодрствования. Некоторым героям удаётся достичь такого эффекта в ходе практики депривации сна, с какой бы целью она не проводилась.

Стоит увидеть:  Что такое шизофрения и как она проявляется

Варианты могут быть самыми разными: «оживают» картинки в журналах, цветы на обоях начинают водить хороводы, возможно «видение» людей или животных, но так как это происходило бы во сне, хотя происходит всё в состоянии бодрствования.

Признаки, по которым выделяется тот или иной тип шизофрении, к снам отношение не имеют. Это не означает, что сны шизофреников не заслуживают никакого внимания. Но только сначала нужно найти критерии шизофрении, отличные от снов. Ни один психиатр никогда не скажет, что раз цветные сны — шизофрения неизбежна.

Цветные сны сами по себе не являются доказательством того, что у человека шизофрения, однако такой признак нередко встречается у больных шизофренией

Если отбросить различные особые формы шизофрении, а сосредоточиться на параноидной, то на неё бред и галлюцинации в первую очередь и указывают, но только не сны. Хотя в реальности со снами всё гораздо интереснее. Часто именно определённый сон становится предвестником дебюта. Нужно понимать, что приходится он на сознание, которое уже подвержено изменениям. Основной формой выражения названного выше расщепления процесса мышления является особая амбивалентность. Сама по себе она является свойством мышления всех людей, но у шизофреников принимает причудливые формы.

Реакция шизофреника

Практически каждый человек может предполагать, что с ним что-то происходит, против него что-то замышляют или применяют. Наверняка среди людей, которые читают эти строки найдутся те, кого руководство компанию подготовило к сокращению, на кого-то уже подали судебный иск, против кого-то сговорились родственники или соседи. Как пел Виктор Цой «… кто-то в лесу подорвётся на мине». Можем мы испытывать и двойственность. С одной стороны хочется купить определённую вещь, а с другой — лучше сохранить деньги и купить что-то ещё. Это самый просто пример, который только мог прийти в голову. Мы можем одновременно любить и ненавидеть. Такое часто испытывают жёны пьющих мужей. Она его любит, потому что любит. Но придёт домой пьяная скотина — она его растерзать готова. И это вполне естественная реакция.

В состоянии расщепления процесса мышления всё это выглядит иначе. Сотрудник компании устраивает скандал и обвиняет руководство в том, что его хотят изжить. При этом подкрепляет свои доводы «доказательствами», которые ясны только ему одному. Как переглянулся начальник отдела с кадровиком, как втихаря за его спиной передали какую-то бумажку, как перешептывались между собой. Всё он заметил, и выводы он правильные сделал. Точно такая же картина ждёт и родственников. Он видел одного из них с юристом, они шли и передавали друг другу какие-то бумаги. Вот оно что! Так значит его хотят выселить, а квартиру прибрать к рукам. Нужно ли объяснять, что никто не переглядывался, а в бумагах написано то, что к шизофренику отношения не имеет.

Кроме цветных снов, необходимо обратить внимание и на другие симптомы болезни

Одних подобных критериев мало. Ну показалось кому-то, что против него сговор организован. С кем не бывает? Всё дело в том, как это интерпретируется сознанием и какую динамику развития принимает. На шизофрению явно, в данных примерах, указывало бы порождение какой-то идеи. Если так уж нужны сны, то нужно, чтобы человек во сне увидел, как кто-то против него сговорился, а потом наяву пошёл бы выяснять с ними все вопросы. Немного варварский критерий, но верный.

Стоит увидеть:  Как жить с шизофренией?

Пока жена страдает от двойственного отношения к пьющему мужу — это всё к семейным психологам. А вот, если она сочтёт, что пьёт муж от того, что соседка подкинула наговоренную карту, да ещё пойдёт и выскажет той в глаза, то, пусть небольшой, но сигнал наблюдать можно. Многие люди верят в бытовую магию. Чётко на шизофрению в таком случае указывал бы бред такого типа: «Я видела, я знаю, вот она шепчет над картой, вот рядом с ней какая-то женщина, она колдунья». На вопрос о том, где и как она «видела» такое, — подсматривала ли в щелку, ответ будет «где надо видела» или «а то вы не понимаете, где я видела». Понимаем, тут любой поймёт, специальная подготовка и не требуется. Видела в своём собственном уме.

Больной шизофренией нуждается в лечении, независимо от того, какие симптомы заболевания у него наблюдаются

Итак, для диагностирования какого-то бредового расстройства психики, к которым и относится шизофрения, нужно наличие критериев — больших и явных, а не каких-то «левых» признаков. Не цветные сны признак шизофрении, а нарушение процессов мышления, которое чаще всего сопровождается бредом, слуховыми и, реже, образными галлюцинациями.