Галлюцинации при шизофрении

Бред и галлюцинации при шизофрении указывают преимущественно на параноидную форму. Поэтому, за неимением возможности объять необъятное, сосредоточимся именно на этой теме. Сразу отметим, что параноидная шизофрения и галлюцинации связаны между собой, но наиболее ярко синдромы характеризует всё же бред.

Шизофрения нередко сопровождается бредом и галлюцинациями

Особенности болезни

Параноидная шизофрения — это наиболее распространённый тип. Отличительные особенности названные симптомы и создают. Другие могут прослеживаться в лёгкой и незаметной форме. Непременно можно обнаружить речевые изменения, ослабленную эмоциональную реакцию или двигательные расстройства. Как и все шизофреники, больные склонны к самоизоляции, у них заметна мыслительная и эмоциональная амбивалентность, но всё это уходит на второй план по сравнению с тем, что присутствуют слуховые галлюцинации при шизофрении, видения и сопровождающие это когнитивные нарушения.

Бред делится на три категории, а если его нет, то нет и речи про параноидную шизофрению.

Он может быть:

  • паранойяльным;
  • параноидным;
  • парафренным.

Бред при шизофрении параноидного характера говорит о наличии какого-то определённого синдрома и, следовательно, указывает на подтип расстройства.

Паранойяльный бред

Если так можно выразиться, самый «умный». Больные строят достаточно чёткую систему доводов, интерпретаций и доказательств. Сознание не является изменённым, а если и возникают галлюцинации, эти самые голоса в голове, то редко и с бредом непосредственно могут быть и не связанными. Паранойяльный синдром исключает, что к человеку спускается ангел небесный и вручает ему скрижаль, где написано, что он вестник. Больной додумывается до этого самостоятельно. В крайнем случае импульсом может быть «вещий» сон, но он не оказывает на него сильного давления в дальнейшем, лишь даёт изначальный толчок. Паранойяльный бред отличается систематизированностью и монотематичностью.

Многие больные жалуются на то, что слышат разные голоса в голове

Паранойяльный синдром является одним из тех, что заставляет задуматься о правомерности рассмотрения шизофрении в качестве болезни во всех случаях. Во-первых, не существует никаких оснований не считать вестником того, кто себя им считает. Человек убеждён в том, что на него возложена огромная миссия. А кто сказал, что это не так? Может быть она возложена высшими силами на всех людей, только кто-то это осознаёт, а кто-то нет. Человек убеждён, что он великий и гениальный поэт. А где основания считать иначе? Пусть он не издавался, но никто не знает, что будет завтра. Задача психотерапии в таком случае направить его на изучение стихосложения и обучение тому, как действовать. Посещать встречи поэтов и литераторов, участвовать в конкурсах и спокойно относиться к поражениям. Совершенно не факт, что активная медикаментозная терапия нужна даже в том случае, когда пациент уверен, что он новое воплощение великого поэта прошлого. Это его способ актуализации личности.

Паранойяльный синдром может иметь свою острую и хроническую форму. При острой человек вдруг резко осознаёт себя кем-то или понимает, что должен совершить определённые действия. Переживания он может описать вполне связно, даже богатым языком. Однако он не успевает проработать детали. К примеру, заявление о необходимости создания политической партии и проведения реформ не подкрепляются её программой. Есть лишь тезисы о необходимости борьбы. Если синдром перейдёт в хроническую форму, то он может успеть написать программу и даже создать сайт партии в Интернете. По направленности бред делится на бред преследования, изобретательства, величия, ревности или ипохондрический. Есть и сутяжное направление и эротическое.

Преобладание синдрома в течение долгого срока говорит о том, что уместна постановка диагноза «паранойяльная шизофрения», с кодом F22.82. Ряд исследователей считают такое расстройство подвидом параноидной. В МКБ 10 же оно вынесено в блок «Другие хронические бредовые расстройства».

Параноидный бред

Он связан с параноидным синдромом, который относят к околобредовым состояниям. Дело в том, что такой бред имеет множественную тематическую структуру, которая не связана с какой-то определённой идеей. Вот пример поведения одной пациентки и то, как она описывала его. Он иллюстрирует, что шизофрения бред в некоторых случаях вызывает не фантастический, но в какой-то небольшой мере связанный с аспектами реальности.

Бред может приобретать разные формы

В определённый момент женщина испытывала уверенность в том, что с её детьми что-то случилось. Ситуация варьировалась. Иногда она была убеждена в том, что её сын избит, изнасилован и в состоянии наркотического опьянения лежит на помойке. Она обходила все мусорные баки и не находила там сына. Тогда она шла его искать по друзьям, хотя прекрасно знала, что он живёт в другой квартире, с женой, но туда не заходила никогда.

Стоит увидеть:  Синдром Кандинского-Клерамбо при шизофрении

В ходе поисков она вдруг начинала «искать» уже не сына, но «встречать» своего мужа, так как он мог пропить зарплату. Она поворачивала в сторону к заводской проходной и её не смущало то, что муж в состоянии алкогольного опьянения лежит дома на диване. Это она могла видеть ещё в тот момент, когда выходила из квартиры на поиски сына.

Вернувшись домой, она встречала протрезвевшего мужа и начинался скандал. На следующий день она шла в городскую администрацию и пыталась добиться предоставления ей отдельной квартиры. При этом она была уверена в том, что они (чиновники) обязаны ей дать хотя бы временное жильё. Было написано множество заявлений, которые хоть и каракулями, но представляли собой жалобы на судьбу сына, поведение мужа и множество других аргументов.

Голосов что-то говорящих в голове не было. Однако в определённые моменты она «слышала» детские крики — это её дети звали на помощь. Образные же галлюцинации присутствовали всего несколько раз.

Она уезжала к родственникам, которые были и реальные и давно умершие, воображаемые. В качестве дополнительных симптомов прослеживались:

  • небольшой ступор, который возникал периодически;
  • двигательные нарушения;
  • резкие обрывы в процессе мышления.

Однако все симптомы второго ряда уходили на задний план и не представляли собой чего-то серьёзного сами по себе.

Разрастание параноидного бреда было связано в основном с появлением дополнительной тематики, но не увеличением степени дефекта. Стоит ли говорить, что сын не употреблял наркотики, не валялся нигде избитым и ничего ему не угрожало? Поиск и встречи кого-то в определённое время стали регулярными, а сознание всё больше омрачалось. Характерно, что каждый поход на поиски был связан с построением легенды. Она могла взять с собой свою дочь и отправиться встречать её же с работы, поскольку в городе плохая криминальная обстановка и её могут изнасиловать по дороге. Многие идеи были заимствованы из индийских мелодрам, которые она регулярно смотрела, но в её сознании сюжеты преломлялись с учётом реалий семьи, места и времени.

Бред и галлюцинации при шизофрении часто сопровождаются временной потерей памяти

При этом работоспособность частично сохранялась долгое время. Больная готовила еду, работала на приусадебном участке.

Это пример околобредовости данного типа расстройства. Фоном для бреда становится проявление тревоги, страха, депрессия. Ведущими же компонентами расстройства являются именно бредовые идеи. Галлюцинации и псевдогаллюцинации при шизофрении данного типа выполняют лишь вспомогательную функцию.

Чаще всего бред, как следствие расщепления процесса мышления, возникает неожиданно, а больные даже не помышляют об его фактическом подтверждении. Обычно можно уловить наличие основного вида и дополнительных. К примеру, больной страдает бредом преследования. Он чётко знает о том, как, когда и где на него будет совершено покушение, но метод получения «знания» не озвучивает, а если делает это, то фразами-отговорками. Ему более важно само заявление о том, что он «знает» это. А параллельно с этим могут проявляться формы бреда отношений и какого-то другого. Ему кажется, что люди как-то странно переглядываются, кивают в его сторону, что-то замышляют. Совершенно не обязательно, чтобы это подсказывали голоса при шизофрении.

Многие больные отличаются скрытностью, подозрительностью, недоверием к врачам и всем людям. Они не спешат расписывать свои переживания. На вопрос психиатра о том, что случилось могут ответить «почитайте медицинскую карту — там написано», или «не хочу (не могу) сейчас об этом, давайте поговорим про что-то ещё»… Распознать наличие расстройства может быть очень трудно.

Парафренный бред

Наиболее тяжёлая форма параноидной шизофрении. Когда-то, именно из-за более яркой степени выраженности, парафрения рассматривалась в качестве автономного психического расстройства. Однако такой подход признан несостоятельным. Сейчас парафренный синдром считают одной из форм протекания параноидной шизофрении. Многое познаётся при сравнении крайностей. Продолжим пример с гениальным поэтом. До тех пор, пока у него только паранойяльный синдром, — он считает себя гениальным автором. Может заявлять (ложные воспоминания), что учился у каких-то признанных мастеров. Но в целом он прекрасно понимает, что его фамилия Кукушкин, а не Пушкин. Он может фантазировать, играть роль, писать подражательские стихи. Иногда, бывает и такое, его произведения на самом деле получают лесную оценку не только друзей, но и знатоков литературы.

Фантазия шизофреника практически не знает границ

В случае же парафренного синдрома ситуация изменится. Больной будет показывать на каракули с невменяемыми строчками. Или не показывать, а прятать их от всех в своих тайниках. Его речи могут содержать рассказы о том, что он уже печатался в журналах и издавал книги. Поэт с расстройством паранойяльного типа сможет даже признать, где он фантазировал, а парафренный синдром не даст этого сделать, поскольку больной не понимает, где начинается реальность, а где заканчивается.

Стоит увидеть:  Как заболеть шизофренией?

Типы сюжетов бреда такие же — преследования, величия, ипохондрический. Однако часто он протекает на фоне онейроидного помрачения сознания. Это шизофренический делирий, своеобразное психическое «кино». В своём умственно-психическом «телевизоре» больной «видит» самые разные сцены и становится их участником. Это могут быть ложные воспоминания — конфабуляции. Человек может увидеть себя участником каких-то битв, сотрудником спецслужб, убийцей или героем. При этом психика «транслирует» это так, как будто бы он вспоминает яркие картинки из своего прошлого. Но это может быть и просто психический «театр», без «воспоминаний». Конечно, вести речь про лечение галлюцинаций при шизофрении неразумно. Терапия направляется на снижение психической активности, а не является формой борьбы именно с видениями. Это крайне сложный вопрос, поскольку чрезмерное её снижение повлечёт за собой когнитивные нарушения, спровоцированные уже препаратами или другими процедурами.

Вести с полей сражений

Больной покинул клинику весной 2014 года, как раз тогда, когда началась гражданская война на Востоке Украины. Вновь он вернулся в лечебное заведение осенью 2015 года. Разумеется, как только он выписался в 2014-ом, так попал под массированный информационный поток сводок с реальных полей сражений. Его сознание сразу же приловчилось превращать их в сюжет для онейроидного «театра». Он «участвовал» в битвах, переживал их, привозил ополченцам оружие и гуманитарную помощь, встречался с известными личностями, в частности — воинами ДНР с позывными Гиви и Моторола, ныне покойными, но тогда они совершали подвиг за подвигом. Он так вжился в это, что, после долгих колебаний, рассказал врачам осенью 2015-го, что немного «подвинулся рассудком» из-за переживаний, которые возникли на войне. И его ополченцы через Ростов якобы переправили домой в Москву. Непосвященные люди могут подумать, что этот парень врёт. И даже поколотить за такое враньё. Нет, господа, не врёт он. Он бредит, а это совершенно другое явление: медицинское. И бить никого не надо.

Вот, что представляет собой параноидная шизофрения в трёх своих основных синдромах.

У многих специалистов существует уверенность в том, что они сменяют друг друга:

  1. инициальный период;
  2. паранойяльный;
  3. параноидный;
  4. парафренный;
  5. выраженный дефект, хроническое бредовое расстройство.
Шизофрению обязательно следует лечить, независимо от того, сопровождается ли она бредом, галлюцинациями или нет

Это обоснованная точка зрения, но практика показывает, что периоды идут так, как хотят, сменяют друг друга по своим законам и правилам. Чёткой градации со сменой состояний и прогрессом расстройства не существует. Совершенно неожиданно лёгкая форма может смениться парафренией, которая долгое время будет стабильной. Так же не представляется возможным однозначно отделить параноидный бред от паранойяльного или парафренного. Пациенты же не обязаны бредить по правилам психиатрии. В ходе эпизода с чертами параноидного синдрома могут прослеживаться самые разные метаморфозы. Поэтому создан отдельный тип «Недифференцированная шизофрения», к которой относят пёстрый клубок синдромов, — понемногу от каждого, и «Шизофрения, неуточнённая», что хорошо для первичного диагноза.