Тревога при шизофрении

Научно-технический процесс дал людям ровно столько, сколько нужно для того, чтобы развитие остановилось. Если двигаться дальше, то потребуется пройти за отведённые наукой рамки. Двигаться никто не запретит, но и ни один из результатов признан не будет. Есть и ещё одни границы, проведённые уже социумом. Оказалось, что жить в рациональном мире комфортно и уютно. Всё то, что выходит за эти рамки признаётся ненормальным. В результате приоритет отдан рациональному мышлению и повсеместно главенствуют реалисты. В этой картине всё чётко и понятно, естественно и просто. И даже придумывать что-то было бы не нужно, если бы не одно «но»… Существенно картину портит вовсе не цена на нефть, а наличие расстройств психики.

Одним из симптомов шизофрении может быть беспричинная тревожность

Иллюзия научного прогресса и её последствия

Они непрозрачно намекают на то, что мы не достигли максимума, но зашли в тупик и не знаем, что делать дальше. Причина каждого психического расстройства науке неизвестна. Учёные математическим образом открывают новые звёзды, смогли по каким-то отпечаткам установить наличие микрочастиц, космические корабли бороздят космическое же пространство, а вот причину депрессии, фобий и шизофрении так и не установили. При этом проблема куда более серьёзна, чем то может показаться. Пока ещё главенствует подход, согласно которому число шизофреников в мире с веками не меняется. Однако это очень спорное мнение. Данные о том, что прогресс всё же есть тоже имеются. Если вспомнить ещё и то, что депрессией страдает около 40% населения Земли, то необходимость исследования данного феномена станет очевидной. Его и исследуют, но… Смотрим на самые первые строки этой статьи, в рамках научности, а признанные научными подходы попросту не работают.

Одиозные «британские учёные», конечно, не унимаются. То «гормон шизофрении» в очередной раз откроют, а то и ген найдут, то МРТ им что-то удивительное покажет. На практике же никакой ощутимой пользы от этого никто так и не заметил.

Метафизическая психосоматика шизофрении

Между тем в палитре диагнозов есть несколько, которые очень даже явно намекают на природу состояния пациентов. К примеру, временная шизофрения после травмы психики каким-то страшным событием. Это называется острое полиморфное психотическое расстройство. Оно должно пройти в срок до трёх месяцев. Оно так и проходит, иногда вообще без нейролептиков. Хотя ход течения эпизода показывает, что он ничем не отличается от параноидной, иногда даже кататонической, шизофрении. Для возникновения картины прогредиентности и нарастания симптомов чего-то не хватает. Это не шизофрения, хотя внешне всё одинаково. Есть у больных какая-то особая энергия или даже синергия. И в ней-то всё и дело…

Да и множество случаев, которые описаны очень давно и заслуживают название классических, это подтверждают. Больные попадают в мир, где им лучше или проще и не хотят оттуда уходить. Этот мир построен по законам бессознательного, он иррационален, там нет места реализму и ценностям повседневной жизни. Достаточно однажды сломать стену между рациональным и иррациональным, как человек погружается в богатую и образную реальность. В ней для чувствования и переживания достаточно думать. Это проникновение сопровождается физическими процессами.

Количество людей, которые побывали в психической реальности мало. А развивающиеся в ней события кого-то пугают, мучают и сбивают с толку, а кого-то притягивают, манят и не отпускают. Знают люди об энергии, информации, силе мира иррационального сознания крайне мало. Да и сами знания построены как-то слишком наивно. Что-то вроде того, что зрачки при шизофрении расширяются.

Мнение о том, что при шизофрении зрачки обязательно расширяются, не соответствует действительности

Общество выработало стойкое убеждение в том, что всё то, что связано с изменённым состоянием сознания — это болезнь, потому что это ненормально.

  • Допустим, ну а что привело-то к такому состоянию дел?
  • Что скрывается за диатезом?
  • С чего вообще уверенность в том, что это какой-то изначальный соматический дефект?
  • А вдруг это не дефект, а особенность, которую при правильном развитии можно было бы назвать чем-то вроде дара?
Стоит увидеть:  Симптомы и признаки шизофрении у женщин

А как же жители лунного города? Кто их спасёт?

У К. Г. Юнга можно найти то, что может показаться противоречием… В одних статьях он уверяет, что психотерапия при шизофрении опасна. Что ни о каких погружениях в транс, гипнозе, даже обычном психоанализе, применительно к людям, которые страдают шизофренией или предрасположены к этому, и речи быть не может. Но в другой статье описывает пример пациентки с очень тяжелой формой кататонической шизофрении, которую удалось излечить с помощью психотерапии. Отсюда мы можем сделать вывод о том, что не психотерапия вообще противопоказана, а некоторые её варианты.

Что же случилось с той девушкой? В своих видениях, которые следовало бы назвать онейроидными, она относилась к себе в качестве спасительницы лунного города. Ему угрожала какая-то опасность, но она спасла всех его жителей. Разумеется, в своей психике. Потом она поняла, что терапия ей необходима, но она выведет её из состояния, когда она может видеть Луну. Это противоречие так её поколебало, что у неё случился глубокий кататонический приступ. Весьма характерно для многих случаев.

Больные сталкиваются с необъяснимым. Не тем, что ещё не открыто, не выявлено, а с тем, что объяснить вообще невозможно. В этом контексте тревога при шизофрении — это отражение на психику вибрации силы, с которой сталкиваются люди, а бред — это способ передать непередаваемое.

Человек живёт в рациональном мире. Этот мир требует от него выполнения обязанностей. Даже любовь и то связана с обязанностями. В конечном итоге за любой романтикой последуют дети. Нужно учиться, работать, размножаться. Всё такое, как в фильме «Матрица».

Тревожность не обязательно должна быть связана с шизофренией даже у больного

Диатез плюс стресс, изменения иммунной системы, появление какой-то информации, которую не получилось «переварить» и нечто неизведанное, особая энергия. И вот он уже в мире иррационального. А здесь всё другое. Это «другое» может быть таким, что от него хочется избавиться. Но такое оно не всегда. Вместе с тем, оно и притягивает к себе. От него не получается избавиться, оно заставляет что-то понять, а что-то переосмыслить. В нём даже мысли воспринимаются иначе.

В силу каких-то причин из этого состояния человек всё же выходит. Но попадает не в Эдем, а в тот же мир, от которого так хочется убежать, выйти из «Матрицы». Нейролептики не дают решить то, что всё же осталось нерешённым на уровне подсознания. В результате в 40% случаев выход из эпизода происходит не в мир, где солнышко смеётся, а в мир постшизофренической депрессии.

Стоит увидеть:  Агрессия при шизофрении

В процессе мутации случается всякое…

Книга Барбары О’Брайен «Необыкновенное путешествие в безумие и обратно: Операторы и Вещи» закачивается словами о её выборе. Она принимает решение взять себя в руки, но не для того, чтобы стать реалистом, а для того, чтобы никогда не стать таким человеком. Сущности её бессознательного ко всем людям относились, как к вещам. Основная причина как раз в том, что все люди реалисты. В результате они или удачно делают карьеру, или превращаются в скопище неврозов и психосоматических болезней, или становятся забившимися в угол психами. Барбара отказывается от борьбы и начинает жизнь с учётом своих новых возможностей и особенностей. У неё получилось побыть психотерапевтом самой для себя.

У тревоги могут оказаться вполне объяснимые причины

Впрочем, Барбара считала, что просто ей повезло, потому что у неё был более сообразительный Распорядитель. Как ни странно, но она оказалась сторонницей теории мутации и токсинов. По Барбаре О’Брайен, человек оказался в условиях, когда созданная им самим среда стала для него слишком тесной. В результате вид начал мутацию. Она связана с тем, что в крови образуется некое вещество, которое пока ещё, за долгие годы, никому понять не удалось. Она назвала его веществом X. Барбара напомнила об одном старом эксперименте. У больных шизофренией брали кровь и скармливали её мухам. Потом мух отдали на съедение паукам, и те потеряли способность плести красивую паутину, а вместо этого делали что-то обвисшее и бесполезное. Барбара считала, что её Распорядитель, в экспериментальном плане, смог создать вещество Y, которое нейтрализовало вещество X.

О том, кто такие Операторы, Распорядители и какова их роль в мире подсознания лучше узнать из первоисточника.

Мы же отметим, что несмотря на столь долгий срок, который прошёл после написания книги, ситуация не изменилась. Во-первых, статистический прогресс в количестве расстройств существует. Во-вторых, одна догадка Барбары поражает своей глубиной. Да, борьба её осколка сознания и воли с безумием оказалась успешной. Она даже не загремела в психушку, но по счастливому стечению обстоятельств. Её туда просто не взяли, потому что она слишком мало прожила в штате, где обратилась к специалистам. Поэтому она не испытывала шоковой терапии. И в течение всего срока борьбы организм что-то вырабатывал, строил, и создал это вещество. Барбара написала, что если у кого-то есть знакомый паук, который объелся шизоидных мух, то она готова поделиться своей плазмой. А вдруг и вправду кровь тех, кто смог пройти по грани и не сойти с ума, — целебна? Никаких доказательств, но и никаких опровержений тому нет. Исследование шизофрении зашло в тупик, потому что изначально проводилось в слишком узких рамках.

Справиться с необоснованной тревожностью поможет психотерапевт

И ещё один вывод. Психотерапия нужна, но это может быть только особая психотерапия, отличная от стандартов, которые применимы по отношению к здоровым людям. Конечно, если в этом мире есть хоть кто-то полностью здоровый.