Простая шизофрения

Простой тип шизофрении в официальной диагностике существует. Такой диагноз ставится на основании его включения в МКБ-10. Он имеет свой код F20.6. В американском «Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам» диагноз то появлялся, то исчезал. В актуальном в настоящее время издании его нет, но в предыдущей версии он носил факультативный характер и не считается полностью признанным. Просто в приложении перечислялись критерии, на основании которых он мог бы быть поставлен.

Простая форма шизофрении — официальный диагноз, который есть в МКБ-10

Простая шизофрения: симптомы и спорность самого диагноза

Автор этой статьи считает, что использование диагноза неправомерно, а простая форма шизофрении характеризуется критериями, которые носят слишком расплывчатый характер. Самое главное в диагностике — это выявление постоянного нарастания негативных симптомов, но не понятно, что под этим следовало бы понимать. Вчера юноши или девушки были застенчивыми, а сегодня? Одели мешки на головы и никому не показываются? Вчера была склонность к занятию философией или лингвистикой, а сегодня? Уже свои теории больные успели создать?

Диагностирование относится к возрасту 14-20 лет, когда молодые люди неизбежно меняются. Вторым критерием является снижение продуктивной деятельности. Не работают на заводах и фабриках, не занимаются спортом? И почему юношеское увлечение философствованием нельзя отнести к той же продуктивной деятельности? Так что не будем спешить с заявлениями о том, что существует простая форма шизофрении, ограничимся лишь ссылкой на то, что в МКБ диагноз присутствует.

И того нет, и этого нет…

Почему она вообще-то простая? Как сказал один из героев Булгакова, чего не хватишься, решительно ничего нет. При постановке диагноза учитывают, что нет бреда и галлюцинаций. Отмечается, что некоторые виды течения допускают лёгкую форму слуховых. К примеру, молодые люди слышат в голове, будто бы их кто-то окликает по имени. Ну так… Многие исследования распространённости бредовых расстройств показывают, что это происходит с очень большим число людей, хоть они полностью здоровы. Исключается и «бедная симптомами» шизофрения, хотя разница между ними какая-то очень уж книжная. В сущности почти тоже самое, но относится к шизотипическим расстройствам.

Простая шизофрения — это потеря интересов, влечений, бесцельное поведение, самопоглощённость и сознательный разрыв социальных связей. При этом проявление этой негативности должно идти по нарастающей, но как на практике это должно выражаться? Вчера пролежал весь день на диване, а сегодня на два часа больше?

В результате этой неопределённости появляется некий усреднённый тип никакого расстройства, какая-то «легкая» шизофрения, которую как только в истории психиатрии не пытались классифицировать и называть.

Некоторые критерии исключают друг друга…

Немного более конкретно выглядит необходимое для диагностирования нарастание негативных симптомов. Это бедность речи, уплощение аффекта, снижение активности и отсутствие инициативы. Сюда же относится и бедность невербального общения. Однако эту немного появляющуюся ясность стирают признаки диссоциальности. К примеру, про больных вдруг заявляют, что в них просыпается склонность к бродяжничеству.

Снижение активности и отсутствие инициативы — одни из признаков простой шизофрении

Не очень хорошо сочетается с отсутствием инициативы. Или они бродяжничают, стесняются и ленятся одновременно? Красной строкой прописано, что это шизофрения без бреда и галлюцинаций. Но абзацем ниже можно прочесть, что потом они могут появиться. Правда, когда они появятся, и в зависимости от особенностей, станут критерием параноидной шизофрении. Ну да, а пока это легкая форма шизофрении. Логика железная…

Причина появления диагноза и последствия этого

Разумеется, в классификаторе диагноз присутствует не из-за того, что «врачи-убийцы» решили залечить несчастных юношей и девушек, но из лучших побуждений. Считается, что или потом расстройство перерастёт во что-то более серьёзное, или у больных ухудшится качество жизни. И вот тут получилось по формуле «хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Почему из американского DSM диагноз и испарился. США страна странная.

  • С одной стороны очень любят ратовать за права человека.
  • С другой — дай кому-то волю, так сразу начнутся всякие странности.

Запад очень много говорил про проблемы с карательной психиатрией в СССР. Только забывали вспомнить, что у них тоже лечили насильно, и в число пациентов попадали и коммунисты, и борцы за права негров, а потом пацифисты, которые выступали против войны во Вьетнаме. И вот эти диагнозы, которые говорят, что у кого-то мол легкая степень шизофрении там тоже ставили. И по политическим, и по всяким другим причинам.

У нас в России, а ранее в СССР, — то вряд ли. У нас эти юношеские странности стараются даже психозами не называть. Чаще объявляют неврозами, и правильно делают. Как-то не было ни у кого особой тяги к лечению всех двоечников, лодырей, лоботрясов, как и юношей, кто увлекается философией и ищет ответ на вопрос о смысле жизни. Существуют в РФ такие посёлки, где по таким критериям можно смело отправлять в больницы школы и ПТУ в полном составе… Разумеется, никто этого делать не станет.

Какие бы признаки легкой шизофрении не учитывали — её всё равно лечат малыми дозами нейролептиков, а также применяется инсулинокоматозная терапия. Зачем нейролептики, если нет повышенной психической активности — это вопрос к тем, кто лечит. Инсулинокоматозная же терапия является одной из наиболее спорных. Существует мнение, что она способная усугубить состояние или стать причиной каких-то психозов. Поэтому, в случаях использования медикаментов, теряют смысл слова о том, во что потом может перейти простая форма, если вообще уместно говорить про её существование. Нет уверенности, что появление каких-то проблем позже не является следствием как раз таки лечения.

«Адвокатская» психиатрия

Далее автор немного побудет «адвокатом» юношей и девушек, которых подозревают в наличии у них «легкой» формы шизофрении, признаки коей столько туманны. Напомним, что он стоит исключительно на гуманистических позициях, знает о нехватке кадров в психиатрии, а так же о том, к чему может привести искусственное выявление патологий.

Признаки болезни достаточно размыты,что затрудняет постановку точного диагноза

Пройдёмся по критериям ещё раз…

Быть доморощенным философом лучше, чем доморощенным психиатром

Подмена продуктивной деятельности размышлениями на отвлечённые темы. Этим понятием «продуктивная деятельность» пестрят многие статьи по теме и сами критерии в МКБ. В качестве «отвлечённых» же тем указывается поиск ответа на вопрос о смысле жизни, философствование вообще и почему-то упоминается лингвистика. Но, вот фокусники, сами психиатры, сторонники наличия такого расстройства, говорят о нейрокогнитивном дефиците. Как это они вообще-то задались такими вопросами, если у них низкая степень когнитивности?

Молодые люди развиваются. Алгебра и физика многими рассматриваются в качестве им лично не нужных, скучных и требующих запоминания того, что для них никакой ценности не представляет. В возрасте 14-20 лет как раз и начинается деление на физиков и лириков. В настоящее время, да и 10 годами ранее, автор не смог бы ответить на вопрос о том, что гласит второй закон Ньютона, не помнит многого из алгебры. А вы? Если помните, то вы физик, математик. Остальные тоже не помнят. В чём тогда сакральный смысл продуктивного решения задачек по физике и алгебре? В общем развитии? А кто сказал, что оно должно иметь такую форму — тащить в память что-то? Скорее, это социальная попытка воспитывать биороботов по формуле «раз тебе сказали учить, решать, то учи». Некоторые молодые люди выходят на тропу протеста. Не будем спешить с их осуждением, может быть они сохранят свою самобытность и проживут более счастливую или творческую жизнь, чем те, кто покорно делал, потому что так надо.

Всё ли идеально в родителях и социуме?

Этих же подозреваемых в расстройстве упрекают в том, что они становятся агрессивными, несговорчивыми и конфликтуют с родителями. Но в описании дефекта есть ещё что-то про бедную речь, уплощение аффекта, отсутствие мимики. Такое сочетание видится странным. Но вернёмся к конфликтности.

В период с 14 до 20 лет юноши и девушки начинают понимать, что взрослые далеко не идеальны, что многие дураки, подлецы, у них масса проблем. Юношеский максимализм не даёт смотреть на это спокойно, и вот уже «легкая» шизофрения — симптомы и признаки? На себя посмотрите? Может быть эти дети не всегда заблуждаются?

При желании даже в поведении любого здорового подростка можно назвать признаки шизофрении, что вовсе не обозначает, что он болен

В чём же смысл жизни?

Вернёмся к философии. Якобы такие дети, не имея подготовки, начинают думать о вещах слишком для них сложных, таким образом отрываются от реальности.

Они не виноваты в том, что представители потребительского общества, с узким туннельным мышлением, не задаются вопросами о смысле бытия, наличии высших сил, устройстве мира, его истинном смысле. К примеру, если вам кажется, что восприятие мира иллюзорным является симптом легкой формы шизофрении и говорит о наличии зарождающихся бредовых идей, то вспомните, что в этом же мире около 470 000 000 буддистов. В Дхарме же это одна из основных концепций. Так много больных?

Принцип очевидности при диагностировании

Нам осталось лишь напомнить о том, что сам подход к выявлению любой шизофрении в качестве расстройства или психического заболевания остаётся спорным. Самым лучшим вариантом отношения к проблеме был бы тот, что построен на феноменологическом понятии очевидности. Практически невозможно отрицать, что расстройством или заболеванием является кататоническая шизофрения. Достаточно оснований для того, чтобы считать расстройством гебефреническую шизофрению. Бред, галлюцинации, различные синдромы и дефект эмоционально-волевой сферы могут привести к тому, что не просто ухудшится качество жизни больных параноидной шизофренией, но они сами или близкие им люди окажутся в беде. Во всех остальных случаях психозы нужно выискивать тогда, когда есть какие-то другие, но очевидные признаки того, что человеку нужна помощь.

Иногда родители или учителя руководствуются двумя критериями:

  1. это простая шизофрения, лечение необходимо, пока она не стала «сложной»;
  2. ребёнок не учится, не такой, каким его хотят видеть взрослые, надо спасать.

Оба довода относятся к разряду родительских страхов. В этом деле спасение иногда напоминает старую китайскую притчу. Добрая обезьянка увидела в воде рыбку.

— Бедненькая, она тонет! — сказала обезьянка.

После чего выловила рыбку, бережно положила на травку и довольная собой поскакала по веткам. Когда возникнут явные признаки того, что нужна помощь в виде вмешательства специалистов, тогда вы поймёте это однозначно. Лечить шизофрению превентивно пробовали, но попытки крайне спорные. Больше похожи на спекуляции.

Поставить диагноз может только квалифицированный врач

Всё сказанное выше не отрицает того, что молодые люди не нуждаются в помощи. Однако психиатрия в этом контексте — это всё же несколько чрезмерная форма. Напомним, что существуют ещё и психотерапевты. Хоть и мало их, а услуги могут быть дорогими, но это куда лучше, чем искать чертей шизофрении там, где не пахнет серой.

Стоит увидеть:  Непрерывный тип течения параноидной шизофрении