Вялотекущая шизофрения

Существует психиатрия, возникают психиатрические проблемы — психозы и другие расстройства. Это тот случай, когда понятие «ухудшение качества жизни» приобретает такие черты, что становится заметным при обычном визуальном осмотре пациента. Достаточно на него посмотреть, чтобы понять ситуацию. У большей части больных с серьёзными расстройствами это качество просто не может не ухудшиться. Вместе с тем меняется в худшую сторону и жизнь окружающих.

Симптомы вялотекущей шизофрении проявляются далеко не сразу

Всё должно быть просто: есть психоз — психиатрия, а нет — куда-то ещё…

Больной может упорствовать, заявлять о том, что он полностью здоров и по отношению к нему какой-то произвол творят. Только, если за плечами этого человека деяния странные и исполненные комплекса агрессии и протеста, то для всех будет лучше, если применение адекватной схемы лечения всё же начнётся. На весах диагностирования взвешивается степень страдания. И прогноз в общем-то должен ставиться по отношению к этой степени — её росту или снижению.

Плохо то, что некоторые нейролептики вместе со снижением психической активности существенно снижают ещё и умственные, физические способности, но назначаются они тогда, когда за день до начала терапии больной большим газовым ключом из труб нечистую силу выгонял или кидался в проходящие поезда калом, выполняя инструкцию голосов в голове.

Тут всё понятно. Есть страдание, и есть хоть какой-то метод избавления. Нейролептики не конфетки, но в настоящих, отборных и явных случаях психиатрии они необходимы. Рядом же существует ещё один слой бытия. Это мир нестандартных личностей, аутичных мыслителей, амбивалентных ценителей прекрасного и безобразного тоже, странного поведения, магизма и мистицизма, авангардного искусства и тяги к реформаторству общества. Вмешательство психиатрии возможно, иногда тоже необходимо, но сами критерии не могут быть такими же, как в случае с явной параноидной шизофренией. Речь не только о критериях диагностики, но о самом принципе инициализации процесса и подхода к нему. Невозможно сказать, что признаки вялотекущей шизофрении у мужчин и женщин не заслуживают внимания психологов вообще, включая представителей религиозных учений. Однозначно, что психотерапевтам будет, с чем поработать. Не лечить что-то, а работать с чем-то…

Латентная шизофрения, что это такое…

Зачем и почему ВОЗ, которая и управляет процессом пересмотров МКБ, включила в класс V диагноз «латентная шизофрения»? Подразумевается, что сам больной оценивает своё состояние в качестве негативного, испытывает страдания и обращается за помощью. Оказывать её просто так врач не может ни в Германии, ни в США, ни в России. Нужен диагноз. Но до блока F20 ему, к счастью, далеко. Затем и создан блок F21 «Шизотипическое расстройство». Туда попадают два вида «подобий». Это диагнозы, начинающиеся с «псевдо» — псевдоневротическая и псевдопсихопатическая шизофрения, а так же — латентная, «бедная симптомами», шизотипическое расстройство личности и особая шизофреническая реакция.

Латентная шизофрения симптомы имеет исключительно непсихотического профиля. Дифференцировать её с шизотипическим расстройством личности на практике почти нереально. Навскидку можно назвать пяток диагнозов из совершенно других категорий, которые тоже могут подойти к какому-то индивидуальному случаю.

Когда-то расстройство обозначалось и иногда ещё обозначается понятием «вялотекущая шизофрения». Она связана с двумя фактами. Это использование подхода для заключения в ПНД всех неугодных властям и с поиском продрома обычной параноидной шизофрении в каких-то более мягких формах.

Вялотекущая шизофрения не связана с шизотипическим расстройством

Вполне возможно, что этот продром существует. Но только для выработки правильного отношения к ситуации нужно окончательно разобраться с тем, что такое «расщепление сознания», а потом уже вырабатывать действия. Применять какую-то терапию к людям с серьёзным отрывом от реальности необходимо уже сейчас. В остальных случаях поспешность далеко не связана с построением адекватной схемы терапии.

Наличие психоза установить не так уж и сложно

Обрисуем картину, как она видится правильной с практической стороны. Это блиц-диагностика, которая проводится с самого начала. Представим себе совершенно мирную ситуацию. «Боевой» путь, с вязками, уколами прямо в скорой, криками, сдачей пациентов спецбригаде сотрудниками полиции — опустим, ибо тогда ситуация сама говорит за себя.

Пусть это будет участковый психиатр и человек, который пришёл сам. Что врач спрашивает в первую очередь? Используется стандартный набор вопросов, а ответы показывают способность человека оценивать обстановку, ситуацию, идентифицировать себя самого. Устанавливается наличие галлюцинаций, псевдогаллюцинаций и бреда. При возможности сведения, полученные от предполагаемого больного, дополняются сведениями от родственников. Пока в беглом режиме, это ещё не подробный анамнез жизни и состояния, а просто выяснение самой природы случая. Ещё психиатр поинтересуется травмами головы, другими возможными причинами появления каких-то органических изменений.

Сам ли человек пришёл к специалисту, родственники ли уговорили, обманом ли заманили, но за 30 минут можно установить саму суть: есть психоз или нет. Какой, как протекает, что нужно исключить, что добавить — это всё определяется в ходе длительного наблюдения. Нет психоза? А не пойти бы вам к психотерапевту? Он душу лечит и берёт относительно недорого.

Теперь представим себе ситуацию с различными туманными странностями.

  • Доктор, иногда ко мне в голову приходят странные мысли. Мне кажется, что мир будто бы ополчился против меня.
  • Я думаю, что когда-то в прошлом совершил что-то ужасное, и теперь меня неминуемо ждёт расплата.
  • Не могу оставаться один. Чувствую себя ужасно, будто стены пытаются сдавить меня. Что мне делать?

За всеми этими высказываниями могут скрываться самые разные диагнозы. Вот тот, что сказал про ополчение мира против него — не исключено, что дай мы ему поговорить ещё, и он начнёт рассказывать такое, что мы увидим явные признаки бреда преследования и воздействия. Но, опять же, в трактовках психиатра. А может быть у него нет даже депрессии, он полностью здоров и ни о каком диагнозе тут и речи быть не может.

Стоит увидеть:  Кататоническая шизофрения

Поэтому психоз выявляется по таким критериям, которые однозначно говорят об его наличии.

Диагностировать расстройство без психотической симптоматики ещё проще

В годы СССР — достаточно было увидеть у парня серьгу в ухе, длинные волосы и рваные джинсы. Симптомы «вялотекущей» шизофрении в рамках психоза можно не выявлять. Поэтому и диагноз можно поставить кому угодно, даже если человек попытается схитрить и будет немногословен.

Учёные, врачи и представители общественности, которые действуют в ВОЗ, внесли в МКБ отдельный блок для диагностирования всяких странностей не из злого умысла. Это лишь попытка регламентировать деятельность психиатров и психотерапевтов в том случае, когда помощь нужна или желательна. Психиатрия же — это особый вид медицинской практики. За диагнозом следует лечение. Все галоперидольные страсти, которые имеют отношение к параноидной шизофрении, почти всегда, почти во всех случаях, оправданы самой ситуацией. По крайней мере, мы знаем, что голоса — это всё не шутки, и они не кажутся, а являются частью «реальности» психики больного. И меры принимать нужно… Те, что способны уменьшить степень урона от расстройства.

При желании симптомы вялотекущей шизофрении можно найти у кого угодно — поэтому ставить диагноз самостоятельно нельзя

А вот эти штучки, когда возникает какая-то умеренная шизофрения, такой уверенности в оправданности психиатрического вмешательства не дают.

Признаки вялотекущей шизофрении позволяют поставить диагноз любому человеку. Дифференциальная диагностика «вялотекущей» шизофрении возможна только в плане отделения её от органических расстройств и более серьёзных синдромов, связанных со злокачественным течением. От всего остального, включая нормальное состояние, отделить или очень трудно или невозможно в принципе. Отличие «вялотекущей» шизофрении от простой формы шизофрении только в том, что это два спорных диагноза, но простую находят в возрасте 14-20 лет, а «вялотекущую» у любого человека.

Вам, лично вам, поставить диагноз можно за 20 минут, а обосновать за 10. Нельзя исключить, что если никак не получается, то срок обследования можно увеличить до 40 минут. Но за час вы без диагноза не останетесь. Жесть? А что вы хотели, если психотическая симптоматика исключается по факту? Что тогда рассматривают? Вот это главный секрет… При диагностике выявляется предпсихотическая и продромальная шизофрения. До момента премьеры все лица с диагнозом «параноидная шизофрения» были нормальными. Им давали права на вождение автотранспортных средств, брали на службу в армию и государственные структуры, они были обычными, ничем не отличались от других граждан. Но как-то это всё в них развивалось… Вот это не-отличие и есть «пред», «прод»… Достаточно под другим углом посмотреть на норму, как она станет особой вялотекущей, лёгкой, мягкой и какой-то такой шизофренией.

Это не отрицает наличие самой проблемы, но говорит о спорности подходов к её рассмотрению

При этом, как это ни странно, но всё сказанное выше не является попыткой отрицать наличие самой проблемы шизофрении без её основных признаков. Чистое продромное состояние, если его заметил сам больной и оценил в качестве источника дискомфорта, является следствием общего интегрального нарушения. Оно касается обмена веществ, энергоинформационного метаболизма, оно связано с изначальным диатезом, оно же говорит о том, что нарушился информационный обмен, а это каким-то образом связано с^

  • деятельностью высшей нервной системы;
  • работой психики;
  • особенностями мышления.

Момент, когда больной умудрился заметить продромальность, как раз и говорит о том, что мышление у него «сломалось». Сам «механизм»… Иногда в православии ум называют «глазом» души. Вот человек почувствовал, что «глаз» стал хуже «видеть». У каждого это выражается по-своему. Блейлер не случайно описал эту латентность, не случайно говорил о продроме латентной формы. И на самом деле всё это может привести к галлюцинациям. Но только относиться к ним можно по-разному.

Галлюцинации и бредовые идеи — это способ бессознательного установить контакт с сознанием. Это защитная реакция и, вместе с тем, способ психики к самовосстановлению. «Чинится» в момент активизации галлюцинаций как раз способность мышления интерпретировать и компилировать информацию. Бессознательное выплёскивает в сознание конструктивные элементы своего языка, даже если они имеют вид чертей, — это образы, которым оно богато, других у него нет, но роль их куда более позитивна, чем может показаться. Конечно, сознание интерпретирует элементы бессознательного в качестве каких-то явлений — голоса, инопланетные ящеры и подобное. Но это всё в случае параноидной формы. Симптомы и признаки «вялотекущей» шизофрении — вещи более мягкие, какие-то незаметные трансакции информации из бессознательного в сознание. Общий принцип от этого не меняется. Начался процесс психической саморегуляции, а раз начался, то не на пустом месте. Лечение «вялотекущей» шизофрении — это самые настоящие попытки заблокировать действие иммунной системы самого организма.

Стоит увидеть:  Неврозоподобная вялотекущая шизофрения

Слабые места психиатрии

Одно из наиболее слабых мест психиатрии в том, что она следствие чего-то выставляет в виде самого расстройства, а под лечением понимают ликвидацию последствий. Это тоже самое, что лечить фурункул посредством наложения самой тугой повязки — лишь бы ни капли гноя не попало на простынь. Почему в срезе этих «вялотекущих» и прочих «лёгких» форм так много говорят про поведение? Потому что нужно что-то явное… Совершенно не верно считать поведение всех предполагаемых больным нестандартным во внешнем плане. Скажем так — чаще других заметны личности, которые оригиналы, не так общаются, одеваются, не так видят мир и говорят про это. Аутисты же попрятались по своим норам, и про них никто не знает. На самом деле аутистов намного больше, чем чудаков и лицедеев на публике.

Оригинал и чудак — еще не значит шизофреник

Явная странность психиатрии в том, что не только практикующие обычные врачи, но и учёные позволяют себе думать так же, как и люди с улицы. Продромальность называют «тревожным звоночком» и считают, что если мол его вовремя распознать и начать лечение, то можно избежать более глубоких и серьёзных форм. Под серьёзными же воспринимают бред и галлюцинации, которые в действительности являются защитно-восстановительной реакцией психики и всего организма на происходящие в нём нарушения. Галлюцинация — это инструментальное средство психики, а не чёрт на помеле. Заблокировав психическую активность на уровне воздействия на рецепторы нейромедиаторов получают, что галлюцинации исчезают. В каких-то случаях — это необходимо. Бессознательное — оно не может само коррелировать уровень своего вмешательства в сознание. Его активность в чём-то напоминает стихию. Тем не менее, вся совокупность элементов устройства человека делает свою работу.

  1. Из-за каких-то проблем психика и мышление переводятся в режим, который наиболее соответствует поддержанию жизнеспособности в экстремальной ситуации нарушения энерго-информационного метаболизма.
  2. Начинается процесс самокоррекции, перестройки, подгонки под возникшие условия. В ходе этого процесса механизмы обработки информации сознанием и бессознательным временно сливаются.
  3. При правильном отношении к происходящему, попытках не блокировать рецепторы нейромедиаторов, а давать организму то, что усилит его иммунные способности, премьера не влечёт за собой развитие дефекта. Это же возможно и в случае обычного бездействия, но при помещении человека в щадящую среду.

В этом контексте вопрос о том, можно ли вылечить вялотекущую шизофрению выглядит наиболее «умным». Можно ли самый лучший, самый щадящий вариант реагирования организма и психики на нарушение метаболизма, вообще без бреда и галлюцинаций, заблокировать так же, как блокируют галлюцинации? Ага. Можно… Можно такие вещества и такую терапию найти, что человек вообще думать не сможет. Всё вполне реально.

И про ещё один убийственный аргумент. Считается, что около 40% таких пациентов пытаются покончить с собой. Отсюда вывод о том, что продолжительность жизни при вялотекущей шизофрении низкая, поэтому делать де что-то надо срочно. Беседовал с одним сторонником советских теорий времён Снежневского. Авторитетно, мощно доказывал наличие вялотекущей шизофрении. И вы знаете, убедил. Смысл в чём? Он термин «вялотекущая» не приравнивал к понятию «латентная». Он описал 3-4 истории болезни самой обычной параноидной шизофрении, но без нарастания симптомов, при низкой прогредиентности. У всех наблюдались галлюцинации, бред, снижение аффекта и его уплощение, но голыми при Луне не танцевали, хотя кончили больные плохо. Вот пример витиеватости терминологии психиатрии в плане толкования. Надо доказать наличие «вялотекущей», тогда выдают за неё параноидную. Совершенно не смущает злокачественность самих эпизодов. Старая школа советской психиатрии. Однако нельзя отрицать, что параноидная шизофрения может течь вяло. Только какой-то другой она от этого не становится, просто параноидная с низким прогрессом патогенеза.

Вместо вывода

Проблема расстройства мышления существует… Вести она может к чему угодно, от аутизма с элементами агорафобии до чудаковатого поведения без снижения социальной активности. Однако единственным поводом для начала лечения в плане психиатрии является стремление к тому самого пациента. Диагноз разумнее ставить вообще любой другой, который содержит слово «невроз». От медикаментов лучше воздерживаться до тех пор, пока это возможно.

С неврозами поможет бороться психотерапевт

Исключение лучше делать только антидепрессантам, если пациент испытывает депрессию или что-то, связанное с тревогой. А во всём остальном — широка психотерапия, глубока и иногда эффективна. Вот на её методы и нужно налегать.